Изменение в направлении "Зари Галицкой" и москвофилы

По новой редакции "Зоря Галицкая" уже с первого (48) числа как программным направлением, так и на языке, стала на народный украинский грунт. Оборот этот произошел, с одной стороны, вследствие полной неспособности Шеховича, как редактора, привел к отпадет уважительной количества подписчиков и читателей, так с другой - под влиянием центрального правительства, увидел в предыдущем направлении тенденции панрусизму. Этот оборот был ударом для москвофилов.

"Разве не сошла целая Ставропигия? - Пишет в это время до Я. Головацкого Б. Дидицкий, - что передала самую дорогую ребенка Руси ... до предательских рук ... Преступники (разбойники) загнездились в Святыни избранных!".

Несмотря на убеждения и предсказания москвофильского лагеря о "красный русский надпись могильный", обновленную "Зарю Галицкую" было со всех сторон общества поздравлений. Начали участие студенты новые подписчики. Возвращались предыдущие выдающиеся уже своей литературой и научной работой сотрудники. Становились к труду молодежи силы как К. Климкович, Е. Згарская, Платон Кос-Тецкое и другие.

И за увеличением интереса к журналу этого времени его ждало бедствие. В августе 1855 в результате холеры, охватившей весь край, вынуждена была "Заря Галицкая" временно прекратиться.

"Холера пересекала же" Зари "точно печатать и рассылать не можем: не наша то вина", - сообщала в ч. 32 редакция. Этой перерывом воспользовались противники.

Упадок "Зари Галицкой" и ее окончательное прекращение

Когда в начале 1856 "Зоря Галицкая" начинает вновь выходить, то замечается уже ее невнятный характер. На ее страницах снова появляются имена И. Раковского, Гушалевича и других. Начинает она популяризировать органы так называемого москвофильства - "семейную библиотека" и "церковную Газету". Это вызывает реакцию в кругах народного направления, фатально отражается на существовании журнала. Года 1 856 количество подписчиков падает до 191, что внесли полную подписку, и еще около 100 неточных подписчиков, из которых половина совсем не внесла подписки. В течение года количество подписчиков еще уменьшается, а на 1857 их количество достигает уже чуть 100. Перед издательством стоит задача спасения журнала. Оно хочет это делать переутверждению изменением направления на народный. И на этот раз спасти уже не везет и 9 апреля 1857 "Заря Галицкая" прекращает свое существование.

С. Шехович и "Семейная Библиотека"

Нe долго продержались и упомянутые органы так называемого москвофильского направления - "Семейная Библиотека" и "Церковная Газета". "Семейная Библиотека" начала выходить с началом 1855 стараниям Я. Головацкий, который пригласил на ее редактора С. Шеховича, человека, которым в душе ничтожным, но о котором в связи с изданием журнала писал Д. Зубрицкий, что мол, "мы нуждаемся в сего рода дерзкий смельчаке". Это для того, чтобы не подвергаться разного рода неприятности, связанные с тем, что журнал должен был выдаваться "на чистом русском языке, а правительство покровительстует кириллцу и хохлацкое наречие ... Такому же как Шехович вертопраха все равно, а нам хочется иметь журналец ".

В успех журнала, редактором которой стала такое лицо, никто не верил. Это было то "зловещее предчувствие", о котором писал Б. Дидицкий до Я. Головацкий, указывая на предыдущую практику с "Ладой" и "Зарей Галицкой". Но не главной причиной ожидаемого неуспеха, о которой Б. Дидицкий не упоминает, бесспорно была оторванность журнала от украинского народа.

Несмотря на борьбу, журнал таки начал выходить при участии И. Раковского, Ал. Духновича, Б. Дидицкий, А. Петрушевича, И. Гушалевича, И. Головацкого и других. Последние трое не проявляли своих имен. Был среди сотрудников и сам "атаман" целого движения Д. Зубрицкий. Хватало здесь и голоса Я. Головацкого с его защитой и обоснованием "общерусскости" ("Задача", "развязки задачи»). Был он душой журнала, его идейным руководителем и администратором.

Программа журнала состояла из таких отделов как художественная литература, история и материалы - "Галицко-русская и инностранная, следовательно вообще русских" этнография, естественные науки, разное. В переводе этой программы редакция (С. Шехович) обнаружила полное игнорирование элементарными принципами журналистичнои этики. Заполняя на две трети страницы журнала материалами из таких российских журналов как "Москвитянин", "Очерки России", "Отечественные достопримечания" и других, она не считала нужным подавать не только источники (откуда перепечатан), выдавая тем их собственных, а также и имен авторов, довольствуясь тем их инициалами.

Зато под русскими переводами произведений украинских писателей (например, Квитки-Основьяненко и других) редакция подает имя авторов полностью, но без указания, что это перевод. Такое поступування прозраджувало специальную цель и методы.

Как же встретило "семейную библиотека" общество? Ответ находим в переписке и в количестве подписчиков.

Не говоря уже о выразительных представителей народноукраинського направлении с их остро негативным положением, низложил тогдашний меценат в литературе М. Качковский, имя которого позже присвоено было москвофилами для своего движения, хотя сам он москвофилом не был. Вспоминая в одном из писем к Я. Головацкого ПОО

"Семейную библиотека", он определенно сетует на Шеховича за издание ее в непонятной для широких кругов языке.

По предоплате, то отклик общества дает такой яркий и выразительный образ: 1855, как подает Я. Головацкий, было 98 подписчиков. На следующий 1856 их количество упало до 70.

При таком состоянии ничего не могли сделать денежные подмоги как упомянутого М. Качковского, так и Погодина, ни попытки найти подписчиков в России. Следствием того 27 июня 1856 "Семейная библиотека" умирает своей естественной смертью, а ее редактор С. Шехович открывает свое лицо и свои задачи, идя в стан определявшие себя русинами польской национальности (Gente Ruthenus natione Polonis).

Иван Раковский и его органы

Нодибна же участь постигла и другие два журналы, а именно: "церковную газету" и "Церковный Вестник" в Будини. Еще 1852, когда перед москвофилами стала опасность потери и "Зари Галицкой", Д. Зубрицкий обратился к И. Раковского в Венгрии с мнением, не взялся бы он издавать журнал под названием "Звездочка для Панонских Русинов"?

И. Раковский на эту мысль тогда не принял, выразив надежду на возможность "усовершивать" (то есть усовершенствовать) "Зарю Галицкую". Только тогда, когда эта попытка не находила никакой симпатии, ришився.вин издавать журнал, посвященный преимущественно церковным делам под названием "Церковная Газета". Выходить начала "Ц. Г." с первого марта 1856 тиражом венгерского католического Общества св. Стефана под редакцией инициатора издания И. Раковского. Общее направление этого журнала или не самое определял пропагатор мысли славянской федерации на почве католицизма В. Терлецкий, говоря, что "из него веяло духом православия и благорозположения к России".

Да и могло ли быть иначе в редакции одного из столпов москвофильства в Венгрии при ближайшей помощи русского священника о. В. Войтковского.

Отзыв на новое москвофильскую предприятие можно проследить по подписке. В начале, когда общество не имело еще в руках журнала, согласились 390 подписчиков, из которых 200 приходилось на Галичину. И уже во втором квартале, как утверждает сам И. Раковский в переписке с Я. Головацким, через направление и использование русского языка, отпало 140 подписчиков. Года +1857 было 230 подписок, из которых на Галичину приходилось уже только 90. Наконец, 1858 Галичина дала только 60 подписок. И это все при том, что епископы в Венгрии рекомендовали "Ц. Г." подвластным священникам с целью ее распространения.

Но несмотря на все это, И. Раковский при материальной помощи мукачевского епископа В. Поповича (после того как Общество Св. Стефана отказало) пытался проводить издание журнала дальше. Но в мае 1858 принужден был прекратить издание учитывая выразительную требование правительства пользоваться в дальнейшем по изданию народным языком. Чтобы не делать этого на страницах "Ц. Г.", Раковский прекратил ее издание, а с июня начал выдавать "Церковный Вестник для Русинов Австрийськой государства". При этом сообщал, что "Церковный Вестник" выходить "на нашем области им языком". И действительность показала, что "Ц. В." мало чем отличался от своего предшественника. Выходил недолго. Последнее 10-е число появилось 10 октября 1858

С "церковным вестник" заканчивается сутки интенсивной москвофильской акции среди украинского общества, тяжелой колодой легла на пути развития украинской культурной жизни вообще и украинской журналистики в частности в первое десятилетие Украинская пробуждения на западных землях.