Техника проверки надежности свидетеля

Сторона не должна избегать вопросов, неприятных для свидетеля, если они имеют существенно важное значение, но она не должна напирать на них больше, чем необходимо для разъяснения дела, не должна вести их дальше за ту черту, за которой свидетель испытал бы страдание, не уравновешивалось бы возможной пользой от них. Не следует забывать, что каким бы низким был моральный уровень человека, он может в этом случае говорить правду и что выставить в неблагоприятном свете прошлое свидетеля еще не означает непременно поколебать доверие к его показаниям. Не следует всецело полагаться на обличение пороков и других сведений, порочащих свидетеля, как универсальное средство поколебать доверие к его показаний.

Если с помощью использования перекрестного допроса честность свидетеля поставлена под сомнение, даже если это не было связано с предметом его показаний, данных на суде, но если его общая репутация в отношении способности удостоверять истину и достоверность, опорочена его собственными высказываниями, то очевидно, кросекзаменатор весьма посодействовал своему делу. Однако в этом есть две скрытые и не такие уж малые опасности. Одна из них связана с таким перекрестным допросом, который был абсолютно не нужным, а другая-с перекрестным допросом, который стал чрезмерным.

Иллюстрация по Ф. Веллманом. В суде во время прямого допроса несколько свидетелей показали хорошую репутацию подсудимого. При этом судья со всей очевидностью дал понять, что не придает большого значения этим показаниям, поскольку в деле были доказательства преступной деятельности подсудимого. Однако несколько свидетелей были вызваны в суд и ответили положительно на вопрос: "знают Ли они, с разговоров о репутации подсудимого и которая была по слухам его репутация?".

Этот же вопрос был задан и на перекрестном допросе. С таким же результатом. Если бы дело ограничилось только прямым допросом, то это обстоятельство не имела бы особого значения. Тут же через проведение перекрестного допроса свидетелю было разрешено сказать, что "подсудимый очень хороший семьянин, добрый отец, сосед, ведет честный образ жизни". Насколько такое показание сказалось на разногласиях среди присяжных, не знает никто. Но возможно, у нескольких людей возникла мысль, что такой хороший человек не мог совершить преступление.

Следует тщательно оценить возможность применения имеющихся, по мнению проф. Янгера, способов проверки способности свидетеля давать правдивые показания: четыре элемента общей способности давать показания (присяга, восприятия, вспоминания и коммуникация); четыре дополнительных средства, касающиеся характерных черт (предубеждение, заинтересованность, подкуп, совершение в прошлом правонарушениях, плохая, виктимное поведение, предыдущие противоречивые утверждения) и, наконец, наличие репутации добросовестного человека, способного засвидетельствовать факты.

Приведем классический пример перекрестного допроса с целью подрыва доверия к свидетелю из романа Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы":

Теперь могу обратиться к вам с вопросом, если только позволите, - вдруг и совсем неожиданно спросил Фетюкович, -из чего состоял тот бальзам, или, так сказать, настойка, посредством которой вы в тот вечер, перед сном, как известно из предварительного следствия, натерли вашу многострадальную спину, надеясь на выздоровление?

Григорий тупо посмотрел на допитувача и, немного помолчав, пробормотал:

- Была шалфей положена.

- Только шалфей? Не помните ли вы еще чего-нибудь?

- Подорожник был тоже.

- И перец, может быть? - Интересовался Фетюкович.

- И перец был.

- И так далее. И все это на водочке?

- На спирту.

В зале пронесся смешок.

- Видите, даже на спирту. Вытерев спину, вы ведь остальное бутылки, с какой-то благочестивой молитвой, известной лишь вашей супруге, с волили выпить, ведь так?

Выпил.

много выпили? Примерно? Рюмочку, другую?

- Со стакан будет.

- Даже со стакан. Может быть, и полтора стакана? Григорий замолчал. Он будто что-то понял.

- Стаканчика полтора чистенького спиртику - оно ведь неплохо, как вы думаете? Можно и "райские двери открыть" не то, что увидеть дверь в сад?

Григорий все молчал. Опять прошел смешок в зале. Председатель пошевелился.

- не знаете ли вы наверно, - впивался все более и более Фетюкович, - почивали вы или нет в ту минуту, когда увидели открытую в сад дверь?

- На ногах стоял.

- Это еще не доказательство, что не почивали (еще и еще смешок в зале). Могли ли например ответить в ту минуту, если бы вас кто спросил о чем - ну, например, о том, какой у нас теперь год?

- Этого не знаю.

- А который у нас теперь год, нашей эры, от Рождества Христова, не знаете?

Григорий стоял со сбитым видом, в упор смотря на своего мучителя. Странно это казалось, пожалуй, что он действительно не знает какой теперь год.

Может, знаете, сколько у вас на руке пальцев?

Я человек подневольный, - вдруг громко и раздельно проговорил Григорий, - когда начальству велено надо мною надсмехаться, так я снести должен.

Фетюковича как бы немного присадило, но ввязался и председатель и назидательно напомнил защитнику, что следует задавать более подходящие вопросы. Фетюкович, выслушав, с достоинством поклонился и объявил, что свои расспросы кончил. Конечно, и в публике, и у присяжных мог остаться маленький червячок сомнения в показании человека, имевшего возможность "видеть райские двери" в известном состоянии лечения и кроме того даже не знает, который сейчас год от Рождества Христова, так что защитник своей цели все-таки достиг.