Заключение

На основе результатов, полученных в ходе исследования, подведем итоги и сформулируем ряд выводов, касающихся динамического резервирования как инструмента контрциклического регулирования российского банковского сектора.

Во-первых, мы изучили, что представляет собой динамическое резервирование, и каким образом его введение и применение оказывает воздействие на банковский сектор.Динамическое резервирование позволяет оценивать и учитывать ожидаемые кредитные риски, которые могут материализоваться в будущем в результате ухудшения качества кредитов и экономической обстановки, и тем самым обеспечить устойчивость банковского сектора.

Во-вторых, было проанализировано, каким образом в настоящее время формируются резервы на возможные потери по ссудам в российских кредитных организациях, а также выявлен ряд проблем недостаточности начисленных РВПС, которые негативно сказались в период кризиса. Анализ показал, что недооценка рисков в период экономического благополучия и чрезмерное кредитование негативно сказались на банковском секторе в период кризиса, что заставило банки в больших объемах доформировывать необходимый уровень РВПС и нести ощутимые потери.Кроме того, банки не заинтересованы начислять РВПС, прибегая к разным способам(рефинансирование, вынесение за баланс) с целью занизить уровень требуемого в действительности объема начислений РВПС.

В-третьих, с помощью эконометрического анализа была доказана процикличная зависимость РВПС российского банковского сектора от макроэкономических факторов, к которым экономика России наиболее чувствительна. Банковская система страны является уязвимой по отношению к темпам прироста ВВП, ценам на нефть, движению капитала, динамике курса иностранной валюты. Это основные макроэкономические шоки, которые наиболее характерны для российской экономики. Причем некоторые из них, такие как отток капитала и падение ВВП оказывают не мгновенное влияние на банки, а спустя некоторые время. Осознание этого факта полезно для разработки мер по предотвращению кризисных тенденций в банковском секторе и укреплению финансовой стабильности банковского сектора в будущем. Также модель показала, что если банковский сектор учитывает риски, которые могут материализоваться в следующем периоде, то это ослабляет степень воздействия шоков в экономике на банки и амортизирует потери по кредитному портфелю. Другими словами, необходимо рассмотреть динамическое резервирование как альтернативу текущей модели формирования РВПС для укрепления положения банков во время кризиса и существенного ухудшения кредитного портфеля при падающих доходах.

В процессе работы для более детального понимания и анализа контрциклического резервирования были изучены несколько альтернативных моделей динамического резервирования, разработанных и применяемых в ряде стран. В ходе сравнительного анализа было выявлено, что каждая из моделей отличается друг от друга исходными условиями и предпосылками для начисления динамический резервов, а также их размерами и типами. Сложность в оценке эффективности той или иной модели заключается в том, что они используются совсем недавно, и полный экономический цикл еще не прошел, чтобы понять и сделать выводы, насколько этот механизм позволяет банкам быть более устойчивыми по отношению к макроэкономическим шокам.

В рамках этого исследования была апробирована модель динамического резервирования, используемая в Испании, на данных российского банковского сектора. Данная модель была несколько упрощена, то есть динамические резервы начислялись одинаково для кредитного портфеля в целом всего российского банковского сектора, а не по каждому типу кредита в отдельности. Результаты моделирования показали, что формирование динамического резерва в период экономического подъема позволяет создать своего рода подушку безопасности для амортизации кредитных рисков и сглаживания потерь во времени.

Приняв во внимание выводы, полученные в результате апробирования испанского механизма динамического резервирования, была разработана модифицированная модель формирования контрциклических резервов. Еёсуть в первую очередь заключается в определении периода нагревания экономики и необходимости наращения динамического резерва отдельно для кредитов физических и юридических лиц на основе динамики отношения кредитов к ВВП.Применение данного индикатора действительно помогло определить периоды перегрева в экономике, когда необходимо начинать создание динамического резерва. В результате мы получили, что созданные во второй половине 2007 и 2008г.г. динамические резервы, также как и в испанской модели, дают возможность покрыть прирост РВПС за их счет в 2009 году во время острого проявления кредитных рисков в банковском секторе. Формирование и использование динамических резервов в отдельности по каждому типу заемщика, а не по кредитному портфелю в целом, способствует более точному начислению динамического резерва, снижает уровень погрешности. Кроме того, это позволяет вести более эффективную политику по управлению каждым видом кредитов, контролю над их качеством и уровнем риска, а также избегать перекоса при использовании накопленных динамических резервов.

Однакостоит отметить, по сравнению с испанской моделью банкам во втором варианте необходимо успеть сформировать динамический резерв за более короткий срок. В результате этого в полученной модели нагрузка на банки по формированию динамического резерва возрастает, основное бремя приходится на 2008 год, который был в большей части наиболее благоприятный для российской экономики. Это, на мой взгляд, вызвано, прежде всего, использованием индикатора для определения периодов создания динамических резервов. Испанская модель зависит только от объемов кредитного предложения и никак не учитывает динамику макроэкономических факторов. В нашей модели мы объединяем банковский сектор и экономику в единый показатель, что позволяет более точно определить периоды введения динамического инструмента.

Таким образом, в ходе исследования мы пришли к заключению, что в целом динамическое резервирование как инструмент контрциклического регулирования вполне целесообразени может способствовать укреплению устойчивости российского банковского сектора.На данный момент в России этонаправление мало изучено и отсутствует широкий объем исследований, поэтому изучение зарубежного опыта, оценка текущей политики формирования РВПС в РФ, а также разработка инструмента динамического резервирования для российского банковского сектора придает исследованию научную новизну и полезность для дальнейшего развития этого вопроса.

Практическая значимость заключается в возможности дальнейшего применения полученных выводов и результатов для разработки политики регулирования и надзора банковского сектора с целью снижения уязвимости к макроэкономическим шокам и укрепления банковской системы. Это имеет большое значение, поскольку банковская система РФ является основой финансовой системы нашей страны и крайне необходимо обспечить ее стабильность в период кризисов.

Важно отметить, что необходимо более глубоко подходить к анализу и разработке данного контрциклического инструмента для применения его в российских банках. В этом исследовании мы использовали упрощенный “top-downapproach”, когда на основе агрегированных данных на уровне всего банковского сектора мы формировали модель и вычисляли средние значения коэффициентов динамического резервирования для банковского сектора в целом. Нужно понимать, что при таком подходе использованные данные не отражают действительность с высокой степенью точности, а лишь дают возможность оценить и выдвинуть предположения, каким образом может действовать механизм динамического резервирования, а такжеспрогнозировать степень его влияния на кредитную политику и финансовую стабильность банковского сектора.

Важно отметить, что коэффициенты, безусловно, не должны быть одинаковыми для всех кредитных организаций, поскольку нужно понимать, что банки между собой отличаются друг от друга, имеют свои особенности, в том числе в отношении кредитной политики и формирования РВПС. В случае установления единых нормативов формирования динамического резервирования, для одной группы банков впоследствии динамических резервов будет не хватать, поскольку у них качество кредитов хуже, чем в среднем по банковскому сектору, и тогда контрциклический смысл данного инструмента для них теряется. Для других банков, которые в течение всего времени своего функционирования имеют наоборот низкий уровень риска, повышенный коэффициент может оказаться избыточным и проблемным для исполнения, так как им будет просто не нужен такой объем накопленных динамических резервов.

Поэтому, на мой взгляд, для действительного повышения эффективности контрциклического резервирования необходимо предпринять следующие шаги. ЦБ РФ должен разработать сам механизм и порядок расчета динамического резервирования, а также определять моменты перегрева, опираясь на вычисление индикаторов и оценки экономической ситуации, когда банкам необходимо начинать создавать динамические резервы. Однако коэффициенты для их создания не должны приходить сверху. Кредитные организации должны, следуя установленныму порядку вычисления, рассчитать на основе своих данных требуемые коэффициенты и применять их при создании динамического резерва. Такой подход позволит более точно сформировать необходимый объем динамических резервов для покрытия потерь по кредитным портфелям в период экономической нестабильности для каждого банка, что будет способствовать снижению процикличности и банковского сектора в целом.