ПРЕДИСЛОВИЕ

.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Изучение социальных изменений — основное в социологии. Возможно, вся социология концентрирует внимание на изменениях. «Изменение — настолько очевидная черта социальной реальности, что любая научная социальная теория, какой бы ни была ее исходная концептуальная позиция, рано или поздно должна подойти к этому вопросу».

И это справедливо со времен возникновения социологии. Сама наука зародилась в XIX в. как попытка осознания фундаментального перехода от традиционного к современному обществу, возникновения урбанистического, индустриального, капиталистического уклада жизни. Теперь, на исходе XX в., мы находимся в процессе столь же радикальной трансформации от торжествующей современности, постепенно охватывающей весь земной шар, к возникающим формам социальной жизни, которые столь туманны, что заслуживают пока лишь расплывчатого ярлыка «постмодернизм». Необходимость понять происходящие социальные изменения вновь остро осознается и обычными людьми, и социологами. Уже в 70-х годах было ясно, что «наиболее разительной чертой современного мира является его революционное поступательное движение, или социальные изменения. Никогда прежде привычный мир не изменялся так быстро для подавляющего большинства человечества. Изменилось все — искусство, наука, религия, мораль, образование, политика, экономика, семейная жизнь, даже внутренние аспекты нашей жизни. Ничто не избежало изменений» (237; 3). Эти изменения становятся все более явными по мере того, как мы приближаемся к концу XX в. Проницательный наблюдатель современных событий Гидденс писал о происходящем ныне так Цель этой книги — рассмотрение основных средств интеллектуального анализа, интерпретации и понимания социальных изменений, особенно на макросоциологическом, или историческом, уровне. Подобные средства можно обнаружить в трех областях: 1) в сфере здравого смысла, на уровне которого люди усваивают общие идеи, понятия, представления о социальных изменениях в той мере, в какой они стремятся осмыслить собственную жизнь; 2) в социальной и политической философии, которая поднимает суждения здравого смысла до уровня самостоятельных, специализированных, рациональных конструкций, производящих сложные категории, образы и доктрины; 3) в социальных науках, а именно в истории, политэкономии, социальной антропологии, социологии, которые начинают применять методический, критический анализ к изменяющейся социальной реальности и создают более строгие и эмпирически обоснованные теории. Мы рассмотрим исключительно научные подходы к социальным изменениям, хотя ограничимся лишь теми из них, которые, вероятно, составляют предмет особой социологической дисциплины, называемой «социологией социальных изменений».

Почти за два столетия социология выработала достаточно много концепций, моделей и теорий, связанных с социальными изменениями, причем изменениям подвергались и сами социологические подходы к анализу социальных изменений. Что из этого богатого наследия должно быть включено в предлагаемую нами систематизацию? Можно ли сосредоточиться исключительно на самых новых и наиболее модных направлениях, оставив без внимания все предшествующие? Здесь мы должны сказать решительно «нет». Одним из наиболее важных социологических принципов является принцип историзма. Он гласит: для того, чтобы понять любое современное явление, необходимо обратиться к его истокам и процессам, которые его породили. То же самое можно сказать о сфере идей: невозможно понять современные взгляды на социальные изменения без знания того, из каких более ранних концепций они вытекают и каким теориям противопоставляются. Мы будем следовать этому принципу.

Конечно, такая позиция не означает, что нашей целью являются упражнения в составлении подробной интеллектуальной генеалогии, в прослеживании связей, коллизий и следствий всех теорий изменения, которые были явлены свету от рождения социологии. Это не проект в области истории идей, а систематический социологический анализ. Преимущества, которые дает современное знание, позволяют нам выбирать, оставляя вне поля зрения те концепции и даже целые «школы», которые оказались бесплодными или вели в интеллектуальный тупик. Мы сконцентрируем внимание лишь на тех, которые до сих пор живы и имеют влияние. Кроме того, мы будем следовать скорее систематическому, чем хронологическому принципу в изложении, больше заботясь о логике, нежели о точных датах. Мы примем точку зрения современного наблюдателя социальных изменений в его поисках ясной картины независимо от источника и будем стремиться использовать все богатство и разнообразие социологического наследия.

Поскольку эта книга адресована студентам (хотя и не только им), постольку мы постараемся излагать материал как можно яснее, отдавая должное каждой из имеющихся теорий. Конечно, у нас есть и собственные взгляды: например, нам представляется, что в изложении различных теорий нужно избавляться от механистических концепций, декларирующих неизбежность, необходимость и необратимость социальных изменений, и подчеркивать роль человеческой деятельности, непрерывность событий и открытость будущего. В драматургии книги отражается ход интеллектуальной эволюции, которая начинается с классических теорий развития и в которой развертывается «теория социального становления», являющаяся в равной мере результатом давних исторических дискуссий и современного, более адекватного подхода к текущим социальным изменениям. В ходе изложения мы стараемся быть беспристрастными и объективными и только в выводах будем «раскрывать свои карты». Нет нужды затемнять суть дела: эта книга представляет собой декларацию, и ее содержание очевидно предвзято. Мы полагаем, что точка зрения автора должна быть не завуалированной, а напротив, открытой для серьезного и критического обсуждения.

Большая часть книги посвящена анализу социологических теорий изменений, а аргументация сосредоточена в основном на уровне концепций и взглядов. Конкретные исторические факты используются только в качестве «иллюстраций» к концепциям, моделям и теориям социальных изменений, поэтому читатель сможет лишь косвенным образом узнавать о современных и традиционных обществах, знакомиться с фактами и данными о них. Наша задача не в том. чтобы рассказать, что было или происходило, куда и как движется современный мир, а скорее в том, чтобы смоделировать зеркало, в котором, несколько отдалясь, можно более отчетливо увидеть самого себя. Или, говоря менее образно, мы хотим разработать схемы рассуждения, способы воображения, необходимые для информативного и крр!тического анализа социальных изменений.

Можно ли решить подобную задачу практически? Есть ли польза от таких концептуальных и теоретических знаний, которые мы предлагаем? Здесь мы должны обратиться еще к одной важной социологической идее — принципу рефлексии, согласно которому в человеческом обществе знания имеют прямые и непосредственные практические следствия. То. что люди думают о социальных изменениях, принципиально важно для того, чтобы подвигнуть их к действиям. Следовательно, эти взгляды, концепции самым непосредственным образом влияют на направление и перспективы социальных изменений. Вот почему обогащение теоретических знаний о социальных изменениях одновременно имеет и большое практическое значение — для осуществления самих изменений. Чем более богаты эти источники, чем более разнообразны концепции, модели и теории, чем глубже и критичнее их содержание, тем более осознанными являются человеческие действия — и отдельных индивидов, и групп, организаций, социальных движений, правительств и т.д. Масштабы и глубина социологического знания являются важным фактором формирования судьбы общества.

Основные положения, обозначенные выше, до некоторой степени продиктовали внутреннюю структуру и логику изложения материала в данной книге. Часть I посвящена наиболее фундаментальным социологическим концепциям, независимо от их происхождения, и представляет собой стандартный и широко используемый ныне набор общепринятых понятий, необходимых для изучения таких изменений, как собственно социальные изменения, социальный процесс, развитие, исторический цикл и т.д. Рассматриваются также некоторые противоречивые концепции социального прогресса, социального времени, исторической традиции, современности и глобализации. Часть II содержит изложение общего взгляда на историю, который наиболее существенно повлиял на общественное и социологическое сознание, создав основу для альтернативных концепций и интерпретаций социальных изменений как обычными людьми, так и социологами. Эти взгляды нашли свое отражение в эволюционизме, теории циклов и историческом материализме и будут представлены в их крайнем, ортодоксальном варианте, а также в более современных версиях. Несмотря на огромное число критиков, данные теории оказывают сильное влияние на современное мировоззрение, формируют архетипы обыденного сознания, получают новую жизнь в формулах современных социологических дискурсов*. Касаясь более длительной временной перспективы,можно сказать, что социологическая теория смешается от грандиозных исторических схем к более конкретным, локализованным во времени и пространстве социальным изменениям, которые происходят под действием известных факторов и осуществляются индивидами или коллективами. Эта тенденция анализируется в части III, посвященной новому теоретическому направлению, противоположному девелопментаризму (теории развития) — направлению, которое мы предлагаем назвать «теорией становления» (392). В ее основе лежат теория деятельности и историческая социология. Предполагается, что указанная теория обеспечивает перспективный альтернативный подход к социальным изменениям, создавая более адекватный инструментарий для объяснения перемен в современном обществе. В рамках такого подхода сохраняется возможность для изучения конкретных специфических механизмов изменения и роли различных видов деятельности в грядущих изменениях. В части IV рассматриваются процессы, которые уже хорошо изучены в социологической литературе, при этом особое внимание уделяется неосязаемым вещам — идеям и нормам как субстанциям изменений, роли выдающихся личностей и социальных движений как агентов изменений, и сущности социальных революций как высшего проявления изменений.

схем к более конкретным, локализованным во времени и пространстве социальным изменениям, которые происходят под действием известных факторов и осуществляются индивидами или коллективами. Эта тенденция анализируется в части III, посвященной новому теоретическому направлению, противоположному девелопментаризму (теории развития) — направлению, которое мы предлагаем назвать «теорией становления» (392). В ее основе лежат теория деятельности и историческая социология. Предполагается, что указанная теория обеспечивает перспективный альтернативный подход к социальным изменениям, создавая более адекватный инструментарий для объяснения перемен в современном обществе. В рамках такого подхода сохраняется возможность для изучения конкретных специфических механизмов изменения и роли различных видов деятельности в грядущих изменениях. В части IV рассматриваются процессы, которые уже хорошо изучены в социологической литературе, при этом особое внимание уделяется неосязаемым вещам — идеям и нормам как субстанциям изменений, роли выдающихся личностей и социальных движений как агентов изменений, и сущности социальных революций как высшего проявления изменений.