Комплексы изменений: усложнение динамических концепций

.

Комплексы изменений: усложнение динамических концепций

Концепция социальных изменений охватывает мельчайшие «атомы» социальной динамики — одиночные сдвиги в состоянии системы или в любом из ее компонентов. Но такие сдвиги редко бывают изолированными, обычно они связаны с другими, и социология выработала более сложные, комплексные концепции, с помощью которых можно анализировать типичные формы подобных связей.

Самой важной из них является идея «социального процесса», описывающая последствия взаимовлияющих изменений. Классическое определение социального процесса дал Питирим Сорокин (1889—1968): «Под процессом понимается любой вид движения, модификации, трансформации, чередования или «эволюции», короче говоря, любое изменение данного изучаемого объекта в течение определенного времени, будь то изменение его места в пространстве, либо модификация его количественных или качественных характеристик» (367; I, 153). Эта концепция более точно помогает определить изменения, относящиеся к самой системе (происходящие в ее рамках и трансформирующие ее как целое). Они либо случайно связаны друг с другом (в том смысле, что по крайней мере хотя бы одно частично является каузальным условием другого, а не просто сопровождающим его или предшествующим ему фактором), либо следуют одно за другим на протяжении определенного времени. Процессы, идущие от макро- к микроуровню, включают в себя индустриализацию, урбанизацию, глобализацию, секуляризацию, демократизацию, эскалацию войны, мобилизацию социальных движений,

Среди социальных процессов социологи выделили две специфические формы их, которые многие десятилетия были в центре их внимания. Во-первых, это «социальное развитие» — форма, раскрывающая потенциал, который изначально заложен в системе. Речь в данном случае идет о направленном процессе, т. е. таком, в котором ни одно из состояний системы не повторяется ни на какой предыдущей стадии, а на более поздней выходит на более высокий уровень в какой-либо сфере (например, наблюдаются рост дифференциации структуры или экономических показателей, продвинутость технологий или увеличение населения). Кроме того, система последовательно приближается к некоему всеобщему состоянию (например, общество приближается к состоянию социального равенства, процветания или демократического представительства), причем это стимулируется имманентными (эндогенными, автодинамичными) свойствами самой системы (внутренние противоречия разрешаются благодаря появлению качественно новых форм социальной жизни; присущее людям творческое начало направляется на масштабные организационные инновации и т.д.). Теория развития, предполагая неизбежность, необходимость и необратимость описываемых процессов, легко переходит в фаталистический и механистический взгляд на изменения, согласно которому последние не зависят от человеческих действий, свершаются помимо людей и ведут к предопределенному финалу. Далее мы рассмотрим теории, в которых идея развития стала центральной и которые могут быть объединены под названием «девелопментализма», или теории развития. Сюда входят все разновидности эволюционизма (от Конта до Парсонса) и исторического материализма (от Маркса до Альтшуллера).

Другая форма социального процесса, которой социологи уделяют особое внимание, — это «социальный цикл». Он не имеет определенной направленности, хотя и не является случайным. Любое состояние, в котором пребывает система на той или иной стадии, может возникнуть в будущем, причем данное состояние, в свою очередь, уже когда-то случалось в прошлом. Это повторение заложено в самой системе и раскрывает свою природу именно в таком специфическом ритме колебаний. В коротком временном интервале изменения происходят, но на длительном отрезке времени — нет, поскольку система возвращается к первоначальному состоянию. У нас еще будет возможность представить циклические теории изменений (от Шпенглера до Сорокина), которые объясняют человеческую историю в терминах социальных циклов.

К числу, возможно, наиболее спорных, но одновременно и наиболее влиятельных во всей истории человеческой мысли (а не только в истории социологии) относится идея «социального прогресса». Привнося аксиологическое, ценностное измерение в объективную и нейтральную категорию социального развития, она уводит ее от строго научного, нейтрального расчета в область норм и предписаний. Под «прогрессом» мы понимаем направленный процесс, который неуклонно подводит систему все ближе либо к более предпочтительному, лучшему состоянию (или, другими словами, к реализации определенных ценностей этического порядка, таких, например, как счастье, свобода, процветание, справедливость, достоинство, знания и т.д.), либо к идеальному состоянию общества, описанного в многочисленных социальных утопиях. Чаще всего идея прогресса устанавливает, как такое общество должно выглядеть согласно взглядам того или иного автора, его мировоззрению. Очевидно, что такая теория находится вне сферы науки, ограничивающей свои интересы тем, что есть, а не тем, что должно быть. Тем не менее в ряде случаев идея прогресса приобретает категориальный, описательный статус: она утверждает мысль о том, что некоторые ценности уже реализованы в человеческой истории и в целом общество неизбежно меняется к лучшему (как бы ни понимал это лучшее тот или иной автор). Такие, преисполненные исторического оптимизма заявления подвергаются проверке временем, которую они, к сожалению, редко выдерживают. (Мы еще вернемся к этой теме в гл. 2 и поговорим о триумфе данной идеи, ее недавнем низвержении и возможностях ее спасения.)

, который неуклонно подводит систему все ближе либо к более предпочтительному, лучшему состоянию (или, другими словами, к реализации определенных ценностей этического порядка, таких, например, как счастье, свобода, процветание, справедливость, достоинство, знания и т.д.), либо к идеальному состоянию общества, описанного в многочисленных социальных утопиях. Чаще всего идея прогресса устанавливает, как такое общество должно выглядеть согласно взглядам того или иного автора, его мировоззрению. Очевидно, что такая теория находится вне сферы науки, ограничивающей свои интересы тем, что есть, а не тем, что должно быть. Тем не менее в ряде случаев идея прогресса приобретает категориальный, описательный статус: она утверждает мысль о том, что некоторые ценности уже реализованы в человеческой истории и в целом общество неизбежно меняется к лучшему (как бы ни понимал это лучшее тот или иной автор). Такие, преисполненные исторического оптимизма заявления подвергаются проверке временем, которую они, к сожалению, редко выдерживают. (Мы еще вернемся к этой теме в гл. 2 и поговорим о триумфе данной идеи, ее недавнем низвержении и возможностях ее спасения.)