Правило 44. Если мы прочитали более пяти страниц текста и не встретили ни одного подзаголовка, текст недостаточно структурирован.

.

Правило 44. Если мы прочитали более пяти страниц текста и не встретили ни одного подзаголовка, текст недостаточно структурирован.

Это повод для напряжения и беспокойства - не потеряем ли мы здесь нашего читателя. Причем помимо подзаголовков, отде­ляющих основные части текста и выносимых в отдельную строку (примером служит данная книга), целесообразно пользоваться и внутритекстовыми подзаголовками, которые ставятся в начале абзаца и выделяются жирным шрифтом.

Разбивать надо не только весь текст, но также отдельные абзацы и предложения. Желанная цель - свести к минимуму тяжеловесные текстовые конструкции. Чем длиннее путь, тем короче должны быть шаги, чтобы читатель не выдохся слишком рано. С этой точки зрения абзацы на полторы страницы - никуда не годятся. Нужно разбить их на более мелкие смысловые куски. Предложения длиною в десять строк - тоже крайне сомнительное достижение- И лучше, не дожидаясь редакторской помощи, разделить их на несколько . частей, чтобы, дочитывая предложение до конца, читатель хранил хотя бы смутное воспоминание о том, с чего оно начиналось.

Другим эффективным инструментом являются выделения в тексте. Они могут быть:

* шрифтовые;

* списочные;

* форматные.

Шрифтовые выделения (с использованием жирного шрифта, курсива или другого размера шрифта), а также подчеркивание фрагментов текста играют важную роль для рельефного обозначения ключевых слов и предложений. Что оформляется с помощью контрастных шрифтов? Чаще всего это основные термины, главные определения и выводы, цитаты из других текстов и выдержки из интервью, слова и предложения, переведенные с другого языка. Могут выделяться также, например, названия законодательных и нормативных актов, заголовки документов и внутритекстовые сноски. Главное - это выдерживать единство формы: если решили выделять какие-то лексические или смысловые единицы, то нужно провести эти выделения через весь текст. Далее, если контрастный шрифт используется для выделения фрагмента из чужого текста (внутри цитаты или выдержки из интервью), приходится непременно указывать, что это наши личные обозначения, написав, например:"(курсив наш. - В.Р.)».Добавим, что, как и во всяком другом деле, нужно сохранить чувство меры - контрастными шрифтами не следует злоупотреблять. Иначе выделения потеряют свой смысл, а у читателя вдобавок начнет рябить в глазах.

Помимо шрифтов, нужно активно использовать списочные оформления - перечни позиций с порядковыми номерами, отточием или звездочками (простейший пример содержится двумя абзацами выше). И чем более формален наш документ, тем больше должно быть списочных оформлений. Они заставляют нас следовать жесткой логике и хорошо выглядят в готовом тексте, придавая ему завершенный вид. Их количество, разумеется, зависит от характера материала, но если речь идет об описательно-аналитическом тексте, списков и перечней не может быть чересчур много. И вместо того, чтобы привычно тянуть длинные предложения с "во-первых" и "во-вторых", не лучше ли разбить конструкцию и представить ее в четком списочном виде.

Наконец, выделения могут делаться с помощью контрастного формата - изменения интервала, полей, размера используемого шрифта. Они нужны для выделения извлечений из других текстов, обозначения примеров, кейсов, задач, оформления подтекстовых сносок и др.

Впрочем, здесь мы вторгаемся в более широкую специальную область - оформления письменных работ, которая будет предметом разговора в следующей, пятой главе.

Тем временем нас ожидают традиционные вопросы-напоминания.

*Соблюдены ли в тексте диссертации стандартные академические требования?

*Сколько человек читали наш автореферат до обсуждения дис­сертации и перед его размножением?

*Не забыли ли мы вставить кого-то важного в список имен в первой части реферата?

*Можно ли, прочитав пункты "научной новизны", понять, что, собственно, нами сделано?

*Дает ли автореферат полное представление об основном тексте диссертации?

*Не находятся ли приглашаемые официальные оппоненты в личной или административной связи с нами или нашими родст­венниками?

*Насколько надежны коллеги, которых мы попросили подго­товить отзывы на диссертацию и автореферат?

*Все ли документы подготовлены к заседанию Специали­зированного совета, будет ли обеспечен кворум?

*Имеем ли мы деятельную поддержку научного руководителя?

*Определили ли мы жанр будущей книги?

*Хорошо ли мы знаем потенциальных соавторов этой книги?

*Насколько структурирован подготовленный нами текст и наглядна эта структура?

ве.

Тем временем нас ожидают традиционные вопросы-напоминания.

*Соблюдены ли в тексте диссертации стандартные академические требования?

*Сколько человек читали наш автореферат до обсуждения дис­сертации и перед его размножением?

*Не забыли ли мы вставить кого-то важного в список имен в первой части реферата?

*Можно ли, прочитав пункты "научной новизны", понять, что, собственно, нами сделано?

*Дает ли автореферат полное представление об основном тексте диссертации?

*Не находятся ли приглашаемые официальные оппоненты в личной или административной связи с нами или нашими родст­венниками?

*Насколько надежны коллеги, которых мы попросили подго­товить отзывы на диссертацию и автореферат?

*Все ли документы подготовлены к заседанию Специали­зированного совета, будет ли обеспечен кворум?

*Имеем ли мы деятельную поддержку научного руководителя?

*Определили ли мы жанр будущей книги?

*Хорошо ли мы знаем потенциальных соавторов этой книги?

*Насколько структурирован подготовленный нами текст и наглядна эта структура?