Конфликт и соревнование

.

Конфликт и соревнование

Следующий аспект рассмотрения специфики сущности конфликта касается его соотношения с такими близкими по форме явлениями, как различного рода соревнования: спортивные, куль­турные, рациональные. Когда команды или отдельные индивиды участвуют в спортивной игре, в конкурсе на лучшую песню, в математической олимпиаде, что это — конфликт или не

конфликт? По форме вроде бы конфликт, ибо здесь налицо такие его атрибуты, как взаимодействие, конкуренция, стремление к дости­жению своих целей. Однако назвать эти явления конфликтом, видимо, нельзя.

Всякое соревнование изначально предполагает определенные условия его проведения и строгие временные рамки. Оно регули­руется различного рода правилами. Его процесс и результат конт­ролируем в рамках установленных правил, процедур и соглаше­ний. И с этими, заранее установленными, правилами согласны все участники соревнования. В этом состоит существенное отличие последнего от конфликта. Однако если правила соревнования нарушаются, оно может перерасти в конфликт, сопровождающийся негативными эмоциями. Но это (конфликтное) взаимодействие возникнет уже совсем по другому поводу.

Второй момент, который необходимо учитывать при разгра­ничении конфликта и соревнования, состоит в том, что последнее или полностью представляет собой игру или включает в себя мно­жество ее элементов. Но всякая игра — это такая деятельность, которая характеризуется переживанием удовольствия от самой де­ятельности, имеет эстетическую природу, является свободной и бескорыстной. Она обособлена и строго фиксирована во времени и пространстве. Наконец, игра есть «упразднение обыденной жиз­ни». Эти и другие качества игры, определяющие ее сущность и зна­чение и отличающие ее от конфликта, выделяет в своем классичес­ком труде «Человек играющий» известный теоретик И. Хейзинга1.

Как видно, несмотря на некоторые сходные черты, по своей сущности соревнование и игра во многом противоположны кон­фликту. Конфликт — это не упразднение «обыденной» жизни, а напротив, утверждение «прозы» жизни; это не переживание удо­вольствия, а напротив, переживание отрицательных эмоций и т.д. Конфликт — это не игра. Конфликт — это всегда серьезно!

 


1 См.: Хейзинга И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня.— М.: Прогресс – Академия 1992. – С. 9 – 40 .

 

которая характеризуется переживанием удовольствия от самой де­ятельности, имеет эстетическую природу, является свободной и бескорыстной. Она обособлена и строго фиксирована во времени и пространстве. Наконец, игра есть «упразднение обыденной жиз­ни». Эти и другие качества игры, определяющие ее сущность и зна­чение и отличающие ее от конфликта, выделяет в своем классичес­ком труде «Человек играющий» известный теоретик И. Хейзинга1.

Как видно, несмотря на некоторые сходные черты, по своей сущности соревнование и игра во многом противоположны кон­фликту. Конфликт — это не упразднение «обыденной» жизни, а напротив, утверждение «прозы» жизни; это не переживание удо­вольствия, а напротив, переживание отрицательных эмоций и т.д. Конфликт — это не игра. Конфликт — это всегда серьезно!

 


1 См.: Хейзинга И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня.— М.: Прогресс – Академия 1992. – С. 9 – 40 .