Становление социального становления

.

Становление социального становления

До сих пор в нашей дискуссии речь шла о многоуровневой модели социальной реальности, которую мы создали и «оснасти­ли» двойной динамикой — внутренним функционированием и самопреобразованием. В соответствии с этой моделью общество не только строится особым образом, но и обладает особым меха­низмом самодвижения, благодаря которому оно постоянно изме­няется. Ну а сам механизм изменяется или он неизменен; явля­ется он постоянным и исторически универсальным? Или истори­ческий релятивизм касается не только параметров и переменных модели, но и принципов ее динамики?

По сути дела это вариант давнего вопроса: затрагивают исто­рические изменения исключительно факты (состояния общества) или и социальные законы (145)? Я склоняюсь к последнему (та­кую позицию можно назвать «радикальным историзмом») и от­рицаю идею внеисторических, универсальных социальных зако­нов (386). В терминах нашей модели это означает, что историчес­кие изменения, преобразования охватывают не только субъектов, структуры и деятельность, не только действия и практику, не толь­ко природу и сознание, но и связи между всеми ними, способы, которыми они объединяются и своими действиями порождают социальную динамику. Короче говоря, я заявляю, что со време­нем сами принципы деятельности человеческого общества, спо­собы его функционирования и изменения подвергаются значи­тельным трансформациям. И теперь к моей модели добавляется самый последний, наиболее сложный узел обратной связи: дело не только в том, что деятельность агентов (субъектов) изменяется в процессе их собственной практики, но и в том, что само соци­альное становление изменяет свой облик в ходе истории. И здесь мы уже вступаем в область метадинамики. Образно говоря, речь идет о становлении самого механизма становления.

Некоторые намеки в литературе свидетельствуют о том; что ученые смутно осознавали эту особенность социального мира. Маркс и Энгельс отмечали разделение между «царством необхо­димости» и «истинной историей» человеческого общества, под­разумевая под этим фундаментальный переход классовых обществ прошлого в бесклассовое общество будущего. Современные марк­систы противопоставляют «естественную» и «очеловеченную» историю, имея в виду усиление роли человека, рационального вмешательства в современную эпоху (419). Можно также вспом­нить возражение У орда против генезиса и телезиса как двух раз­личных принципов эволюции (130; I, 479). Об этом же свидетель­ствуют и другие противоположные пары: рынок и план, спонтан­ность и взвешенность, «невидимая рука» и рациональный кон­троль, «Коварство Разума» и реализация проектов. За всем этим стоит не только изменение общества, но и наиболее фундамен­тальные типы изменений.

Опираясь на высказывания других авторов, я прихожу к вы­воду, что способы социального становления эволюционируют в соответствии со способами взаимоотношений, связывающих об­щество с его средой (природой и сознанием). Общий знамена­тель исторической тенденции, охватывающей механизм социаль­ного становления, может быть найден в растущем контроле над средой, а именно в управлении ею и в обособлении от нее. По отношению к природе эта тенденция достаточно очевидна. Ис­тория человеческой цивилизации и технологии представляет со­бой постепенное подчинение природных ресурсов потребностям людей и постоянную защиту общества от негативного воздейст­вия со стороны природы. Что касается сознания, то рост знаний человека означает, среди прочего, и эволюцию самосознания со­циального феномена, закономерностей, механизмов социально­го функционирования и изменения, а также развенчание всякого рода мифов, иллюзий и других продуктов «ложного сознания». Это позволяет точнее предвидеть, планировать и целенаправлен­но изменять социальную жизнь. По мере того, как участники со­циального становления познают его механизм, их вмешательство неизбежно усиливается.

Однако, как хорошо известно, обе тенденции не только ока­зывают позитивное влияние, не только делают социальное ста­новление успешным, но и порождают серьезные побочные ре­зультаты, которые блокируют, а порой даже ставят под угрозу функционирование общества и его изменение. Неограниченное, бесконтрольное господство над природой привело к экологичес­ким бедствиям, загрязнению, истощению природных ресурсов и т.д. Чрезмерная вера в разум, знание и планирование социальной Жизни стала одной из причин человеческого порабощения, нищеты и даже истребления людей в различных «научно обосно­ванных» тоталитарных режимах. Таким образом, историческая тенденция, похоже, эволюционирует к управлению более высокого уровня, к осознанию необходимости его ограничения или, другими словами, к самоконтролю в своих стремлениях к управ­лению.

Осознание потерь, дисфункций, побочных опасных последст­вий управления обоими видами среды — природы и сознания — ощущается в современном обществе все более отчетливо. Вспом­ним об экологическом сознании, провозгласившем гармонию с природой и призвавшем обуздать чрезмерные амбиции в надежде на ее покорение; или о волне антитоталитарного, демократичес­кого сознания с его идеей плюрализма, терпимости, участия, от­каза от любых попыток навязать человеческой истории какие бы то ни было догматические схемы.

В терминах нашей модели все это может служить показателем того, что постепенно возникают новые способы социального ста­новления, которые дают человеческому обществу больше само­стоятельности, а также наделяют его более развитым самосозна­нием, обеспечивают его критический и реалистический контроль над собственной судьбой. Путь исторического освобождения — это путь от полностью объективированного, безысходного суще­ствования примитивных людей через наивное преувеличение че­ловеческой мощи и разума к всецело творческому обществу буду­щего, — обществу, находящемуся в гармонии с природой и не абсолютизирующему возможности человеческого разума.

Наша модель социального становления теперь представляет­ся полной. Мы проанализировали ее сложный внутренний со­став, ввели ее в рамки исторического времени, оснастили меха­низмом самопреобразования и даже неким высшим механизмом (метамеханизмом), благодаря которому историческим изменени­ям подвергаются сами принципы ее функционирования и пре­образования.

Так была применена концепция наиболее радикальной дина­мической перспективы; общество предстает теперь как непре­станное, вечное движение. Мы можем взять любой компонент модели и увидим, как она действует во времени: в ней любой факт оказывается событием; любой агент — субъектом действий; любое состояние — лишь фазой текущего процесса.

еляют его более развитым самосозна­нием, обеспечивают его критический и реалистический контроль над собственной судьбой. Путь исторического освобождения — это путь от полностью объективированного, безысходного суще­ствования примитивных людей через наивное преувеличение че­ловеческой мощи и разума к всецело творческому обществу буду­щего, — обществу, находящемуся в гармонии с природой и не абсолютизирующему возможности человеческого разума.

Наша модель социального становления теперь представляет­ся полной. Мы проанализировали ее сложный внутренний со­став, ввели ее в рамки исторического времени, оснастили меха­низмом самопреобразования и даже неким высшим механизмом (метамеханизмом), благодаря которому историческим изменени­ям подвергаются сами принципы ее функционирования и пре­образования.

Так была применена концепция наиболее радикальной дина­мической перспективы; общество предстает теперь как непре­станное, вечное движение. Мы можем взять любой компонент модели и увидим, как она действует во времени: в ней любой факт оказывается событием; любой агент — субъектом действий; любое состояние — лишь фазой текущего процесса.