Типы социальных движений

.

Типы социальных движений

1. Социальные движения отличаются друг от друга по мас­штабам предполагаемых изменений. Некоторые из них относи­тельно ограничены по своим целям и не ориентированы на пре­образования основных институциональных структур. Они хотят преобразований внутри структуры, а не ее самой. Мы называем их реформистскими. Таковы, например, движения за и против абортов, которые требуют соответствующих изменений в законо­дательстве; движения за права животных, которые призывают за­претить эксперименты над ними; движения, которые выступают за ограничения скорости на германских автострадах. Другие дви­жения стремятся к более глубоким- преобразованиям, пытаются затронуть основы социальной организации. Вследствие того, что под их прицелом оказываются институты, занимающие централь­ное, стратегическое положение, изменения имеют гораздо более далеко идущие последствия, чем предполагалось изначально. В результате происходит преобразование самого общества, а не внут­ри него. Такие движения мы называем радикальными. К ним относятся, например, движения за гражданские права в США, против апартеида в Южной Африке, за национальное освобож­дение в колониальных странах. Когда предполагаемые измене­ния охватывают все ключевые аспекты социальной структуры (по­литический, экономический, культурный) и направлены на то­тальное изменение общества, построение вместо него «альтерна­тивного» общества, тогда мы говорим о революционных движе­ниях. К ним, в частности, относятся фашистское и коммунисти­ческое движения.

Другую формулировку той же типологии дал Нейл Смелзер, который различал движения, «ориентированные на нормы» и «ори­ентированные на ценности». Первые нацелены на утверждение разделяемой всеми идеологии, которая предполагает пересмотр норм; вторые — на пересмотр ценностей (360; 9). Ценности, по Смелзеру, включают в себя общечеловеческие стремления к спра­ведливости, знаниям, демократии, свободе, а нормы представля­ют собой средства достижения этих целей. Таковы, например, дисциплина, образование, труд. «Нормы имеют более специфи­ческий характер, чем общие ценности, поскольку они уточняют определенные регулирующие принципы, необходимые для реа­лизации ценностей» (360; 27).

2. Социальные движения различаются по качеству предпола­гаемых изменений. Некоторые стремятся создать новые институ­ты, ввести новые законы, внедрить новый образ жизни, новые верования. Короче говоря, они хотят сформировать общество, которое раньше не существовало. Такие движения ориентирова­ны на будущее. Их можно назвать прогрессивными. К ним мож­но отнести, например, движения республиканцев, социалистов, движения за освобождение женщин. Другие движения обращены в прошлое, стремясь восстановить институты, законы, образ жизни и верования, которые когда-то существовали, но забылись или были отброшены в ходе истории. Предлагаемые ими изменения направлены в прошлое, и основное внимание уделяется возрож­дению традиции. Мы можем назвать их «консервативными», или «ретро-активными». Это и экологическое движение; и фундамен­талистские религиозные движения, и движение «Морального боль­шинства» в США, призывающее вернуться к семейным ценнос­тям; и монархические движения, выступающие за восстановле­ние монархического строя; и движение за этническое возрожде­ние в Восточной и Центральной Европе, которое возникло после краха коммунизма. Различие между прогрессивными и консерва­тивными движениями аналогично общему политическому разде­лению на левых и правых. Левые чаще прогрессивно ориентиро­ваны, правые обычно консервативны.

3. Социальные движения различаются по отношению к целям предполагаемых изменений. Одни сосредоточиваются на изме­нении социальных структур, другие — на изменении личности. Первые принимают две формы. Социополитические движения (или, как их называет Чарльз Тилли, «национальные социальные движения») пытаются добиться изменений в политике, экономи­ке, вызвать сдвиги в классовых и стратификационных структу­рах. «Под национальным социальным движением я понимаю на­стойчивый вызов властям от имени населения, которое не обла­дает властными полномочиями в государстве» (404; 1). «Социо-культурные движения» стремятся изменить убеждения, кредо, ценности, нормы, символы (вспомним, например, битников, хип­пи, панков).

Движения, нацеленные на изменения личности, также прини­мают две формы. Первая — мистические или религиозные движе­ния, которые борются за спасение своих членов и общее оживле­ние религиозного духа (религиозные движения в средние века, исламские фундаменталистские движения, евангелическое дви­жение, объявленное папой Иоанном Павлом II) и призывающие к самосовершенствованию, душевному и физическому комфорту. Движения, направленные на изменения структуры, предпо­лагают, что достижение этой цели повлияет и на личность. И наоборот, движения второго типа предполагают, что люди, изме­нившиеся к лучшему, будут постепенно формировать более со­вершенные социальные порядки. И все же одни движения клю­чевым считают изменение структур, а другие — людей.

Сочетая критерий цели с критерием диапазона, Давид Аберль предложил четырехзвенную классификацию социальных движе­ний: преобразовательные, направленные на полное изменение структур; реформаторские, направленные на их частичные изме­нения; движения спасения, преследующие цель полностью изме­нить членов общества; альтернативные, предполагающие их час­тичное изменение (1).

4. Социальные движения различаются «вектором» изменений. Как я уже упоминал, у большинства движений «вектор» позити­вен. Но может сложиться и противоположная ситуация, когда люди объединяются не для того, чтобы ввести в свою жизнь что-то новое, а для того, чтобы воспрепятствовать развитию тех или иных социальных тенденций. В таких случаях мы говорим об от­рицательном «векторе». К данной категории принадлежат много­численные движения, выступающие против современности, на­пример, те, что защищают местные культуры, борются с глобали­зацией, пытаются возродить этнические или национальные осо­бенности, укрепить фундаменталистские религиозные предписа­ния. Сюда же можно отнести экологические движения, посколь­ку они протестуют против явлений (загрязнения окружающей среды, истощения ресурсов), вызванных индустриализацией. Су­ществуют движения, цель которых — приостановить действие конкретных законов или решений правительства, например, дви­жение в США против введенных методов расового объединения в школах (434), движение «самозащиты» польских крестьян про­тив высоких налогов. Еще одна, особая категория — альтерна­тивные движения. Иногда имеют место симметричные пары: ле­вые и правые, антисемиты и сионисты, атеисты и фундамента­листы, демократы-реформаторы и сторонники жесткой линии.

5. Социальные движения отличаются по лежащей в их основе стратегии, или «логике» их действия (345). Одни следуют «ин­струментальной» логике, стремясь достичь политической власти и ее средствами усилить предполагаемые изменения в законах, институтах и организации общества. Их первичная цель — поли­тический контроль. Если это удается, то такие движения превра­щаются в группы давления или политические партии, входят в парламенты и правительства. Примеры недавнего времени — пар­тия зеленых в Германии и победоносная «Солидарность» в Поль­ше.

Другие следуют «экспрессивной» логике, стремясь достичь автономии, добиться равных прав, культурной или политической эмансипации для своих членов или более широких общностей. Таковы движения за гражданские права, этнические, феминист­ские, за права гомосексуалистов/Случайно ли, что одно из самых мощных движений последних десятилетий — за освобождение женщин — так и не получило статуса политической партии или парламентского представительства? «Я полагаю, что движение женщин следует в первую очередь экспрессивной логике, в то время как экологическое движение склоняется к инструменталь­ной логике» (345; 319).

6. Различные типы движений действуют в разные историчес­кие эпохи. Для современной истории наиболее характерны два типа. Движения, характерные главным образом для раннего пе­риода современной эпохи (так называемые «старые социальные движения»), были ориентированы на экономические интересы, причем их члены рекрутировались из отдельных социальных клас­сов жестким, централизованным образом. Примеры — тред-юнио­ны, рабочие и фермерские движения. Со временем они посте­пенно устаревают.

В последние десятилетия наиболее развитые капиталистичес­кие общества, вступившие в стадию постмодернизма, становятся свидетелями возникновения другого типа, называемого «новыми социальными движениями» (423; 319). В их числе экологическое и феминистское движения, движение за мир. Им свойственны три черты.

Во-первых, они сосредоточиваются на новых темах, новых интересах, новых участках социальных конфликтов. Свою реак­цию на вторжение политики, экономики, технологии и бюрокра­тии во все сферы человеческого существования они выражают в обеспокоенности по поводу качества жизни, расширения жиз­ненного пространства, победы «гражданского общества». «В про­тивоположность старому рабочему движению новые социальные движения не выдвигают на первое место явно выраженных эко­номических требований. Их гораздо больше волнуют культурные проблемы, вопросы самостоятельности, прав личности, а также темы, связанные с новыми, невиданными ситуациями риска, ко­торому подвергаются люди, независимо от их социального поло­жения» (222; 1079).

Во-вторых, члены таких движений не являются представите­лями какого-то одного определенного класса. Можно говорить лишь о преобладании людей образованных, а также тех, кто от­носится к среднему классу, что объясняется, скорее всего, более высоким уровнем сознательности представителей этих слоев и тем, что у них больше свободного времени, денег и энергии (222; 1085-1089).

В-третьих, новые социальные движения обычно децентрали­зованы и не принимают формы жесткой, иерархической органи­зации.

7. В конкретном обществе в конкретный исторический мо­мент всегда существует сложная, неоднородная система социаль­ных движений, включающая различные типы, представленные выше. При этом наблюдается ряд явлений. Во-первых, наряду с движениями возникают «контрдвижения». Они объединяются в «свободно связанном конфликте», взаимно стимулируя и усили­вая качество (459; 1). Точнее говоря, «движения любой степени видимости и плотности создают условия для возникновения контр­движений. Ратуя за те или иные изменения, выступая против ут­вердившихся, господствующих интересов, предлагая одни сим­волы и усиливая значение других, они вызывают недовольство и создают условия для организационного оформления контрдви­жения, для выработки его целей и формулирования спорных во­просов» (459; 1). «Тактика контрдвижения является реакцией на структуру и тактику движения» (459; 2).

Кроме того, Маккарти и Залд вводят понятие «индустрия со­циальных движений» (ИСД), содержание которого составляют дви­жения, имеющие сходные или идентичные цели и защищающие общие интересы (255; 1219). Например, движение рабочего клас­са включает стихийные выступления (типа луддитов), тред-юнио­ны, социалистические организации и т.д.

Наконец, картина деятельности социальных движений меня­ется от одного общества к другому. Гарнер и Залд определяют целостность, в пределах которой они действуют, как «сектор со­циального движения» (ССД). «Это структура антагонистических, конкурирующих и кооперирующихся движений; она, в свою оче­редь, является частью более широкой структуры, включающей в себя партии, государственно-административный аппарат, сред­ства информации, группы давления, церкви и т.д.» (143; 1—2).

Уникальный характер ССД обусловливает особую специфику и задает общий тон деятельности каждого составляющего его дви­жения, а также определяет уровень активности в данном общест­ве. Общество, которое хочет использовать весь свой творческий потенциал и стремится изменить себя к выгоде всех его членов, должно не только допускать, но и поощрять социальные движе­ния, что приведет к возникновению богатого и разнообразного ССД. Это — «активное общество» (118). Общество, которое по­давляет, блокирует или уничтожает социальные движения, унич­тожает собственный механизм самоулучшения и самотрансцен-денции, т. е. выхода за свои собственные пределы (термин Гид-денса. — Ред.). Если ССД узок или его просто нет, то общество становится «пассивным», а его члены — невежественными, без­различными и бессильными людьми, тогда единственной исто­рической перспективой являются застой и упадок.

труктура антагонистических, конкурирующих и кооперирующихся движений; она, в свою оче­редь, является частью более широкой структуры, включающей в себя партии, государственно-административный аппарат, сред­ства информации, группы давления, церкви и т.д.» (143; 1—2).

Уникальный характер ССД обусловливает особую специфику и задает общий тон деятельности каждого составляющего его дви­жения, а также определяет уровень активности в данном общест­ве. Общество, которое хочет использовать весь свой творческий потенциал и стремится изменить себя к выгоде всех его членов, должно не только допускать, но и поощрять социальные движе­ния, что приведет к возникновению богатого и разнообразного ССД. Это — «активное общество» (118). Общество, которое по­давляет, блокирует или уничтожает социальные движения, унич­тожает собственный механизм самоулучшения и самотрансцен-денции, т. е. выхода за свои собственные пределы (термин Гид-денса. — Ред.). Если ССД узок или его просто нет, то общество становится «пассивным», а его члены — невежественными, без­различными и бессильными людьми, тогда единственной исто­рической перспективой являются застой и упадок.