3. Необходимость учета в кратологии эволюции и состояния разных форм, типов и видов власти

.

3. Необходимость учета в кратологии эволюции и состояния разных форм, типов и видов власти

Любая власть, и особенно власть государственная, не остается неиз­менной и не пребывает в одной лишь стадии расцвета. Она представля­ет собой развивающееся, меняющееся явление. Поэтому важно видеть власть в ее динамике, в ее движении от истоков до эпилога, уметь срав­нивать ее этапы, циклы, состояния. Это и позволяет ставить вопрос о кратогенезе властей и властных структур, их эволюции. Кратогенез — это индивидуальное развитие конкретного вида, типа власти, охватыва­ющее все ее изменения начиная с момента возникновения (формирова­ния, образования) и до окончания существования (естественного конца или разгрома, краха).

В условиях обилия властей различных типов, видов и разновид­ностей данный анализ носит преимущественно методологический ха­рактер. Он призван в любой области кратологии показывать власть как процесс, в ее эволюции, раскрывать модификации конкретной власти, охарактеризовывать жизненный цикл и состояния данной власти. Поэтому здесь основное внимание будет уделено категори­альному аппарату, умелое владение которым открывает возможно­сти для непредвзятой сравнительной оценки властных реалий, влия­ния и перспектив той или иной власти, прогнозирования ее грядущих судеб, предвидения вероятного будущего самих обладателей власти и учета влияния этих лиц, событий и перемен на судьбы народов и го­сударств.

Эволюция власти — это процесс постепенного непрерывного раз­вития власти, накопления потребности в ее изменениях и их осуществ­ления, процесс спокойного (или лихорадочного) приведения структур власти и содержания ее деятельности в соответствие с меняющейся дей­ствительностью. Сама по себе эволюция власти не предполагает ни ко­ренных поворотов в судьбах власти, ни ее крупных преобразований, ни ее ликвидации. Однако этого могут потребовать новая обстановка, ка­чественные изменения в самом обществе, которое в таком случае не ос­танавливается не только перед радикальным реформированием власти, но и перед ее сменой.

Именно демократические механизмы выборности, обновляемости, сменяемости властей, выработанные опытом человечества, являются гарантией против грубых революционных потрясений и катаклизмов в общественно-политической жизни. Крайне необходимо, чтобы такие механизмы работали четко и безотказно. Но происходит это весьма сложно, трудно и с нередкими сбоями. Сказываются и частая неопыт­ность, и амбициозная самоуверенность претендентов на власть, а глав­ное — масса столкновений, жестоких схваток, беспощадных расчетов на этом многовековом поле брани. Все это надо видеть и учитывать, де­лать из этого выводы, извлекать уроки.

Характеризуя более или менее продолжительные отрезки времени существования той или иной власти, ее эволюции, можно говорить об эпохе, эре, истории, а также о фазах, стадиях, ступенях развития власти. В истории власти и в сравнительной кратологии могут применяться раз­ные подходы и основания при выделении и характеристике конкретных эпох, стадий и ступеней эволюции власти. Чаще всего они связаны с конкретными властвующими лицами, их целями, расчетами, програм­мами, устремлениями, с ходом реализации их курсов, установок.

На процесс эволюции власти кладет неизгладимый отпечаток пре­жде всего сам динамизм власти, ее активность, инициатива, предприим­чивость, настойчивость, диктуемые множеством мотивов, или же, на­против, адинамизм, пассивность, бестолковость, всегда вызывающие скольжение вниз, к упадку. Богатая на факты история полна имен и примеров таких лиц, павших, не справившихся с властью, но они и за­бываются быстрее других.

Такова по сути трансформация власти — ключевые превращения в структуре, системе, содержании и даже сущности. В последнем случае это уже переход от старой власти к новой.

Любители громких слов и радикальных потрясений часто говорят о эволюциях. Но Россия, как справедливо отмечается, свою норму по эволюциям выполнила, вверх дном жизнь соотечественников переверну­ла уже не единожды. Гораздо предпочтительнее поэтому эволюционная преемственность власти — переход власти из одних рук в другие по ме­ре необходимости, в порядке преемства, в определенной последователь­ности, с определенной процедурой; передача власти от предшественни­ков к преемникам (единомышленникам, наследникам).

в' К разновидности эволюции можно отнести и модернизацию власти В|- обновление, совершенствование власти, ее структур и механизмов, Превращение их в более современные, отвечающие новым требовани­ям, запросам, технико-технологическим и информационным возможно­стям. Здесь для России много нового открывают политический марке­тинг, менеджеризм, компьютеризация, информатика.

Сказанное, конечно, не исчерпывает эволюционных вариаций, за­служивающих специального анализа и сравнений. Назовем еще некото­рые.

Мутации власти — те или иные изменения, возникающие и закреп­ляющиеся в организации власти в разных странах при одном типе (виде) власти. Они формируют исторически индивидуальный, по-своему неповторимый облик власти и властителей, обогащают их элементами Новизны.

Болезни власти — образное осмысление патологических процессов в механизмах функционирования власти; расстройство дел в регионе или государстве, нарушение нормального хода общественных процессов, потеря необходимой управляемости. Затяжные хронические болез­ни власти ставят под вопрос существование данной дефектной системы, структуры власти и, в частности, целесообразность нахождения у вла­сти тех или иных лиц и партий. В роли "лекаря", судьи все чаще высту­пают граждане, как правило, объединенные в определенные партии, со­юзы, организации.

Деградация власти — постепенное ухудшение деятельности и поло­жения власти, снижение ее результатов, утрата положительных ка­честв. ,

Деформации власти — негативные изменения в системе, структуре, механизмах власти, полномочиях властных органов.

Чаще всего они проявляются в дестабилизации власти — процессах и результатах происходящего разрушения существующей власти. Их можно оценивать в целом как дестабилизацию политической жизни. В более широком историческом контексте — это процесс, вызванный кризисом, банкротством, распадом властных структур, безвластием, ве­дущим к разрушению экономики, противоречивым и конфликтным яв­лениям во всех сферах жизни общества, к игнорированию конституции и других законов, а также указов и постановлений государственной вла­сти. Такого рода дестабилизация крайне негативно отражается на сило­вых структурах, на состоянии армии, органов государственной безопас­ности и внутренних дел, суда и прокуратуры, а также традиционных по­литических институтов.

Жизненные интересы страны, коренные потребности ее развития требуют преодоления дестабилизации власти, преодоления безвластия, снижения уровня политической и социальной напряженности, разреше­ния основных конфликтов между различными политическими силами, обеспечения тесного взаимодействия законодательной, исполнитель­ной и судебной властей, а также центра и мест и главное — достижения взаимопонимания властей и населения. Углубляющаяся дестабилизация ведет к негативным качественным изменениям власти, ее перерожде­нию, дегенерации, утрате ею прежнего облика, ценных свойств, ее вы­рождению и краху.

Фаза власти — момент, определенная ступень, стадия в развитии власти, в ее эволюции, подъеме или на стадии упадка. Фаза власти ис­следуется или оценивается в интересах всестороннего осмысления дина­мики власти, ее сильных и слабых сторон, в целях стабилизации и укре­пления власти, а с позиций оппозиционных сил — в целях ее ослабле­ния, устранения и собственного вхождения во власть.

Стадия власти — один из периодов в процессе развития (эволюции) власти, имеющий ряд отличительных черт и признаков (например, подъем, расцвет или упадок власти).

Ступень власти — образное осмысление силы и проявлений власти:

1) место данной власти, ее органов в общей структуре, занимаемый ею властный "этаж"; 2) этап в развитии власти; 3) степень, уровень власти и возможностей ее проявлений в общей системе власти.

Богатая политическая лексика, кратологический словарь и прежде всего красочный язык публицистики рождают хотя и не строго науч­ные, но выразительные образы, понятия. В их числе "сто дней" — на­чальный отрезок властной деятельности президентов в США и ряде других стран или иных лиц, по которому уже делаются более или менее обоснованные выводы о начале чьего-либо правления и даются прогно­зы. Россия, в свою очередь, в связи с властной практикой знавала и пятилетки, и семилетки, и другие периоды, отрезки времени. Если их свя­зывают с какой-либо перспективой, то обычно замахиваются на сроки более длительные. Дело в том, что в таком случае или все забудется, или проверять уже будет некому, или спросить будет не с кого. Так бы­ло, например, с перспективой построения в СССР основ коммунистиче­ского общества в 1960—1980 годах.

<• Эпилог власти — эволюционный (или революционный) финал, вен­чающий ход событий, последняя часть, заключительный акт, развязка драмы конкретной власти. Такого рода эпилог может охватывать спо­койный (мирный) переход власти в другие руки, к другим силам в циви­лизованных демократических условиях, а может и разворачиваться в обстановке ожесточенного противоборства. Он требует знания методи­ки сравнительной кратологии и внимательного учета расстановки сил, здравой оценки их возможностей, последствий различных форм проти­востояния и борьбы, осмысления и использования исторического опы­та, принятия в расчет конкретной международной обстановки.

С эволюцией, динамикой власти связаны многие явления, о кото­рых надо знать.

Виды на власть — это расчеты на приход к власти, на ее использо­вание и преобразования, обычно характерные для сил, организаций, на­ходящихся в оппозиции или даже в теневых структурах в рамках уже пришедшей к власти организации (партии). Такие виды на власть неред­ко объявляются, провозглашаются в заявлениях, платформах, програм­мах, декларациях и т. д.

Тесно связаны с этим притязания на власть: стремление получить власть (прийти к власти), предъявление своих прав на власть; стремле­ние добиться своего влияния, авторитета, власти без достаточных осно­ваний на такое признание.

Практику реализации этих притязаний именуют борьбой за власть. Это напряженная, конфликтная степень противостояния и противодей­ствия социальных сил и организаций в вопросах отношения к власти, понимания ее роли, призвания, задач и возможностей. Эта борьба пре­следует взаимоисключающие цели обладания властью и ее использова­ния в своих интересах каждой из противоборствующих сторон. Она мо­жет вестись в различных масштабах (международных, внутригосударст­венных, в рамках регионов, объединений, учреждений и т. п.) и с применением разнообразных средств, методов, с привлечением тех или иных союзников. Последствия борьбы за власть по большей части яв­ляются разрушительными, ведущими к ухудшению социально-экономи­ческого положения страны и жизни ее граждан.

Разумеется, лучший способ выхода из противостояния — поиск компромиссов, согласия, путей примирения, переход к взаимным уступ­кам и прекращение противоборства. Но на практике очень часто быва­ет иначе. Борьба разрешается или отстаиванием существующей власти, или выходом на авансцену политики и власти новых лиц, сил, движений, наций, классов, сословий и даже государств.

Приход к власти — достижение власти (овладение ею) в результате каких-либо заявлений, решений, выборов, действий. Он завершается процедурой официального объявления и оформления этого факта.

За период своего реального существования власть проходит после­довательную череду периодов, этапов, состояний.

Состояние власти — положение, в котором находится власть (власти) в ходе своего развития. Состояния власти, ее этапы могут оцениваться по разным основаниям: по силе воздействия, могуществу, опыту, длительности существования и т. д. Наиболее характерные состояния:

возникновение, подъем, расцвет, застой, нисхождение, упадок, крах, возрождение. Для самой власти наиболее значимо состояние наивысше­го влияния, опирающегося на накопленный опыт, понимание людей и их поддержку.

В рамках названных состояний возможна детализация явлений и со­ответствующих понятий. Перечислим характерные из них: формирова­ние, образование, восхождение, закрепление, упрочение, консолидация, стабилизация власти, а также кризис, загнивание, распад, разлом, паде­ние власти и т. д. Эти ступени показывают активность и направленность действий людей, личностей, вождей, масс, партий, сил, движений, коро­че говоря, самого человека — субъекта и объекта и власти, и истории, творца или разрушителя.

Конкретным стадиям, состояниям власти соответствуют и ее опре­деленные качественные и количественные характеристики.

На стадии расцвета власть выступает как законная, твердая, надеж­ная, умная, сильная, эффективная, справедливая, устойчивая, уверен­ная, повелевающая, организующая, управляющая, воспитующая, тор­жествующая, контролирующая, уважаемая, а если надо, то и негодую­щая, строгая, взыскательная, словом — активно действующая.

На стадии упадка это власть стареющая, дряхлеющая, хилая, сла­бая, ленивая, безынициативная, ненадежная, удручающая, нередко про­клинаемая, как правило, уже и битая, и глупая, и мнимая, уходящая в не­бытие.

На стадии перерождения, извращения — власть напуганная, трусли­вая, лживая, позорная, ненужная, а в чем-то и преступная.

На стадии краха — власть, чуждая людям, ненавидимая и ненавидя­щая, падшая, упущенная и утраченная.

Такого рода конкретным состояниям, стадиям власти соответству­ют или, по крайней мере, должны соответствовать ее цели и задачи, ме­тоды и средства. Сюда же относится и необходимость объективного предметного рассмотрения в каждом случае устоев власти, ее источни­ков, сил поддержки, союзников и противников.

При исследовании состояний и проявлений власти на разных стади­ях ее жизненного цикла приходится принимать в расчет большое число показателей и характеристик и соответствующий круг терминов и кате­горий. Несмотря на их обилие, их обзорная оценка в рамках кратологии становится необходимым условием систематизации и углубления пред­ставлений о сфере теории и практики власти.

Определяющим условием при этом является жизнеобеспечение власти, т. е. система мер и средств, обеспечивающих сохранение и функ­ционирование данной власти, ее укрепление, защиту, совершенствова­ние механизмов и приемов властной деятельности, а в современных ус­ловиях ее дальнейшую демократизацию и становление правового госу­дарства.

Сохранение власти — совокупность шагов, мер, акций, выражаю­щих стремление обеспечить безопасность данной власти, сберечь, оста­вить в силе приобретенное влияние, не дать ему исчезнуть, наращивать его, а также не допустить упразднения и самих органов, структур, пози­ций власти, исключить возможность таких посягательств на власть.

Укрепление, усиление власти — процесс и результат продуманной деятельности или стечения обстоятельств, делающих данную власть сильнее, повышающих ее влияние, возможности, потенциал, устойчи­вость, авторитет. Что касается самих властей, для них крайне важно не переоценивать эти результаты, не зазнаваться, не терять осмотритель­ности и в благоприятных условиях. Действовать лучше всего по знаме­нитой пословице: "Надейся на лучшее, рассчитывай на худшее".

В жизненном цикле власти как общественного явления правомерно выделять и такие явления, как

— передел власти — разделение власти, определение ее задач, функций заново, на новых принципах и основаниях;

— перераспределение власти — распределение полномочий, функ­ций, прав, обязанностей во властных структурах по-новому, с учетом коренных, радикальных перемен в системе, содержании власти, в рас­становке властных лиц;

— передача власти — нормально организованное с соблюдением ус­тановленных (конституционных) процедур вручение власти вновь из­бранному, назначенному лицу с участием его предшественника или без него.

В конечном счете все это и есть обновление власти: 1) замена чего-либо устаревшего в устройстве власти, ее функциях, целях, обязанно­стях, правах; 2) придание нового вида действующей власти, вплоть до переименования названий, структур, должностных лиц; 3) радикальное изменение всей власти, создание новой власти, существенно отличаю­щейся от старой.

Именно в таком концентрированном виде можно охарактеризовать весь этот существенный вопрос эволюции, движения и изменений вла­сти, проблему кратогенеза, открывающего нам глаза на последователь­ные ступени, стадии, периоды, эпохи властного процесса; на модифика­ции власти, состояния власти, конкретные жизненные циклы конкрет­ной власти, конкретного государства, на необходимость их изучения, сопоставления, сравнения, внесения изменений.

Рассмотрение этих проблем носит в данной книге в значительной мере методологический характер, порой даже формально-логический, что не позволяет углубляться в детали, в исторические подробности и характеристики. Но такой анализ выполняет основную роль — несет информацию о многогранных и многочисленных жизненных проявле­ниях и перипетиях власти. ,

Такова общая картина эволюции власти. Ее, разумеется, надо по­полнять и углублять представлениями о различных модификациях, со­стояниях власти, ее жизненном цикле. Тем более что это не просто аб­страктные, нормативные представления; от них зависит понимание ме­ханизмов власти, их роли, возможностей, эффективности на разных ступенях и уровнях власти и в разные периоды ее существования.

Анализируя процессы эволюции власти, правомерно и с точки зрения теории, и с точки зрения практики ставить вопрос о тех со­стояниях, через которые проходит власть. Массив представлений и накопленных здесь знаний настолько объемен, что даже их система­тизация, их наименования, принципы их классификации в разных Учениях и у разных ученых оказываются и поучительными, и отлич­ными друг от друга.

 Нам кажется предпочтительным сравнительный обзор модифика­ции власти. Модификации власти — это видоизменения той или иной конкретной власти, ее ступеней, наличие вариантов, моделей, различающихся между собой существенными особенностями в форме, функциях, структуре, объемах властных полномочий и т. п., но сохраняющих в главном исходный тип или вид власти.

Правласть — древняя, изначальная власть, прообраз существую­щей или уже ушедшей из жизни власти. Именно здесь истоки властеведения, необходимого для полноты понимания власти вообще и конкрет­ных типов, родов, видов власти. В этом отношении весьма поучительна обширная литература, дающая картину истории государства и права*.

Протовласть — первоначальное властное формирование, прообраз данной власти, ее основ, признаков, функций, ее системы, структуры, механизмов. В случае удачи ей предстоит развернуться, вырасти в мощ­ную структуру, для чего нужны и материальные, и идейные предпосыл­ки — силовые образования и совокупность определенных взглядов.

Предвласть — состояние кануна непосредственного возникновения новой власти, когда уже зашаталась существующая власть, вырисовы­ваются контуры возможной новой, иной системы управления, однако в руках потенциальных властителей пока еще нет самого главного — властных рычагов.

Здесь следует воспользоваться более или менее распространенны­ми понятиями, характеризующими власть по ее уровням, объемам. Но предварим это ссылкой на исследователей данной проблемы.

И. И. Кравченко отмечает: "Отношением, которое может быть положено в основу типологии политической власти, служит отноше­ние между субъектами власти разных уровней и обществом, в кото­ром тоже выделяются разные уровни. Ряд важных элементов такой типологии намечен современной политической философией и обще­ственной наукой. В научный обиход экономических, политических, многих естественных наук вошли понятия микро- и макропроцессов. Появился термин мезоуровня — среднего или промежуточного. Представляется возможным выделить четыре уровня политической власти с присущими им масштабами, объемом прерогатив, средства­ми, характером и свойствами субъектов власти, ее объектами и от­ношениями между ними: макроуровень (центральные институты вла­сти), мезоуровень (органы и аппараты власти, подчиненные полити­ческие институты), микроуровень (внесенные в общество, культуру малые группы, политические воздействия и отношения между ними, низший и всеохватывающий уровень взаимодействия власти и обще­ства) и мегауровень (распространение центральной макровласти и макропроцессуальных отношений вовне, власть в международных организациях и отношениях)"**.

Взаимодействие властей разных уровней и сам их характер требуют особого внимания. Мы же учтем эти подходы при характеристике соот­ветствующих понятий и явлений.

Минивласть — крайне ограниченный уровень и объем власти, отве­чающий ее начальным звеньям или сведенный до минимума объем вла­стных функций и прав по той или иной должности.

 

* См., напр.: История политических учений. М., 1960; История политиче­ских и правовых учений. М., 1988; Ливанцев К. Е. История буржуазного госу­дарства и права. Л., 1986; Баскчн И. Я., Фельдман Д. И. История международ­ного права. М., 1990; Исаев И. А. История государства и права России. М., 1993, и др.

** Власть: Очерки современной политической философии Запада. М.: На­ука, 1989. С. 55

 

Микровласть — власть малых объемов в низовых звеньях, эшело­нах, распространяющаяся в ограниченном властном поле и пространст­ве, концентрируемая порой вокруг властолюбивого, но третьеразрядно­го чиновника. Она требует к себе внимания не в силу незначительного размаха, влияния, последствий, а в связи с возможностями ее воздейст­вия на отдельно взятых людей, их судьбы. Именно потому, что она име­ет дело с человеком и способна принести ему не только радости, но и горести, неприятности, она заслуживает внимания и контроля.

Мизервласть— минимальный уровень власти, практически не ощу­щаемый, свидетельство слабости или крайней неразвитости власти, ее ничтожества.

Мезовласть — власть среднего, промежуточного уровня, характе­ризующаяся умеренной, средней величиной прав, полномочий, а значит, и ответственности, обязанностей.

Следующим является широкий круг явлений и понятий, связанных с большим объемом власти. Это и неудивительно, ибо любая власть стремится к наибольшим масштабам своих прав, возможностей и влия­ния. Наиболее распространенным здесь является понятие "макро­власть".

Макровласть — власть в предельно крупных размерах и на высшем государственном уровне.

Мегавласть — огромная, гигантская, грандиозная, необъятная, фа­ктически беспредельная власть, но, разумеется, если эта власть нахо­дится в расцвете сил, а не на стадии застоя или упадка.

Мультивласть — огромная, многогранная, чрезмерно влиятельная власть. В этой ее односторонности — предпосылка, источник столь же однобокого ее использования, таящего крайние формы диктатуры, аб­солютизма, тоталитаризма, сопровождаемых культом диктатора, первовластителя.

Гипервласть — сверхвласть, сосредоточенная на самом верху и пре­вышающая всякие нормы, реальные общественные или государствен­ные потребности.

Супервласть — сверхвласть, сосредоточение в одних руках, в одном органе огромных полномочий и прав. Такая власть реализуется в абсо­лютных монархиях и тоталитарных режимах.

Сверхвласть — огромная, необъятная власть, по силе влияния не имеющая себе равных.

Архивласть — высшая по степени важности власть (архиважная и архивлиятельная).

Приведенный понятийный ряд касается главного в идее власти — ее силы, могущества, влияния. В этом смысле понятия, как и явления, здесь близки, синонимичны, взаимозаменяемы, хотя сравнительной кратологии следует их различать.

Остается еще немалый круг фактов, явлений и понятий, отражаю­щих специфические модификации властей и околовластных и послевластных явлений.

Поствласть — то, что происходит после ухода данной власти со сце­ны или ее развала, распада, краха, а порой и те формы, в которых тог­да осуществляются управленческие функции.

Метавласть — представление о сверхчувственных, недоступных опыту принципах и возможностях бытия власти как особого социально-политического явления, граничащего порой с некими парапсихологическими проявлениями.

Субвласть — власть, подчиненная вышестоящей власти.

Полувласть — наличие власти, образно говоря, в половинном раз­мере; не вполне нормальная наделенность властью, в конечном счете ведущая к ее неудачам и провалу.

Антивласть — 1) организованная сила, противостоящая официаль­ной власти, предлагающая противоположную программу властной дея­тельности ("теневая власть", оппозиция существующим властям); 2) со­стояние, противоположное структурированию общества, безвластность, смыкающаяся с анархизмом.

Контрвласть— возникающая, набирающая силу и противостоящая существующей власти иная власть с противоположными базой и ориен­тацией, что нередко присуще переломным этапам, эпохам.

Псевдовласть — ложная, мнимая власть, рядящаяся в одежды под­линной, законной, полноценной, сильной власти, представляющей инте­ресы широких слоев населения, и рано или поздно обреченная на про­вал.

Квазивласть — мнимая, фальшивая, дутая власть, якобы власть, лишь формально числящаяся властью, но на деле все утратившая, все­го лишившаяся, падение которой —дело ближайших месяцев, дней, по­рой даже часов.

Именно такого рода перечнем, который можно пополнять и далее, мы ограничимся в характеристике своего рода ступеней и объемов, ста­дий и модификаций власти, хотя проблема эволюции власти, ее кратогенеза очень обширна.

Предметом особого интереса и анализа в кратологии, особенно в сравнительной кратологии, должен быть собственно жизненный цикл власти. Под таким циклом понимается совокупность властных явлений, процессов, успехов и неудач, этапов, через которые проходит данная власть, совершая свой кругооборот и уступая рано или поздно место но­вой власти.

Практически любую власть можно характеризовать как факт, как таковую, как данную, а можно рассматривать и с ее первых шагов в жизни. В этом случае дело начинается с видов на власть, а они уже об­ставляются идеологически, организационно, материально и т. д.

Таково действительное научное богатство содержания кратологии. Отсюда и необходимость его системного осмысления в конкретных об­ластях наук о власти.

власть, лишь формально числящаяся властью, но на деле все утратившая, все­го лишившаяся, падение которой —дело ближайших месяцев, дней, по­рой даже часов.

Именно такого рода перечнем, который можно пополнять и далее, мы ограничимся в характеристике своего рода ступеней и объемов, ста­дий и модификаций власти, хотя проблема эволюции власти, ее кратогенеза очень обширна.

Предметом особого интереса и анализа в кратологии, особенно в сравнительной кратологии, должен быть собственно жизненный цикл власти. Под таким циклом понимается совокупность властных явлений, процессов, успехов и неудач, этапов, через которые проходит данная власть, совершая свой кругооборот и уступая рано или поздно место но­вой власти.

Практически любую власть можно характеризовать как факт, как таковую, как данную, а можно рассматривать и с ее первых шагов в жизни. В этом случае дело начинается с видов на власть, а они уже об­ставляются идеологически, организационно, материально и т. д.

Таково действительное научное богатство содержания кратологии. Отсюда и необходимость его системного осмысления в конкретных об­ластях наук о власти.