3. Практическая кратология

.

3. Практическая кратология

В тесной органической связи с теоретической кратологией в блок базисных отраслей входит и практическая кратология, которая в своем главном содержании и предназначении нацелена, ориентирована в пер­вую очередь не на сугубо теоретическое осмысление феномена власти в жизни общества и государства, а на собственно деловую, практиче­скую реализацию огромной силы, больших возможностей, ресурсов, потенциала, могущества власти.

Практическая кратология (англ. practical cratology) — важнейшая фундаментальная отрасль кратологии, непосредственно изучающая: а) реальную практику властвования с учетом как объективных потребно­стей и процессов эволюции власти и ее влияния, так и проявлений субъ­ективного фактора, возможностей конкретной личности, наделенной властью, с учетом достоинств и недостатков этой властной фигуры, на­лагающих неизгладимый отпечаток на судьбы и самой данной власти, и подвластных; б) фактическое взаимодействие и границы влияния вла­стей (властвующих фигур и органов власти) не только различных уров­ней, но и различных государств, их систем, объединений, блоков; в) сум­марные, комплексные итоги властвования, предопределяющие тенден­ции эволюции и будущность данной власти (лиц, органов, властей).

При всем разнообразии властной сферы, властного комплекса как порождения и создания человеческого ума и рук человека, при всем обилии в этой сфере самых различных явлений рациональное отноше­ние к ним, их анализ с позиций науки и особенно практической крато­логии предполагает упорядочение соответствующих представлений, их систематизацию. Это и обязывает не только видеть мир власти как объективную реальность, но и формировать научную картину этого мира, разумно пользоваться ею, практически созидать, корректиро­вать, совершенствовать власть, ее устройство, ее эффективность. Вот почему здесь нужно обладать хорошо отработанной методологией как плодотворным инструментом познания, исследования и регулирова­ния власти.

Получив общее впечатление о власти, приступим теперь к ее хара­ктеристике и классификации, имеющим особое значение для практики, к выяснению ее функций, методов и к оценке фактически существую­щих ее систем, структур, способов распределения властей, форм осуще­ствления самой власти, а затем перейдем к выяснению процессов реаль­ной эволюции и различных стадий власти. Будем при этом помнить, что существует множество властей и их характеристики порой очень серь­езно отличаются друг от друга, а поэтому в центре нашего внимания и далее будет прежде всего "власть властей" — власть государственная в ее вертикали от верховной, высшей до региональной, субъектно-федеральной (местной).

Как же можно классифицировать власти в практической кратоло­гии? Как осуществить их типологию, т. е. расчленение систем (совокупностей) объектов и их группировку, с помощью обобщенных моделей или типов? С чем надо считаться в реальной жизни?

Покажем в качестве примера основания систематизации типов, ви­дов и форм власти по:

источникам,

субъектам,

объектам и месту в жизни общества,

истории возникновения и существования,

областям и сферам жизни,

целям, задачам и назначению,

разделению функций,

формам осуществления и проявления,

характеру,

объему и степени влияния,

длительности существования,

этапам и динамике существования (эволюции),

реальному потенциалу,

социальным последствиям и т. д.

В кратологии выделяют различные типы власти, государства точно так же, как в гуманитарных науках принято различать типы обществ, организаций, социальных институтов, культур, личности и т. п., с чем, кстати говоря, считается и сама кратология, согласовывая свою классификацию с подходами и выводами других наук: философии, социоло­гии, права, экономики и т.д.

Типология власти — это осуществляемая в кратологии классифи­кация власти, властей по их основным типам, классам, видам, формам, разновидностям (и иным основаниям) для удобства анализа, научного и практического использования полученных знаний, представлений (например, демократия и автократия, диктатура, монархия, республи­ка и т. д.).

Типы власти — основные практические формы устройства правле­ния, власти и властных отношений, прежде всего рассматриваемые по крупным историческим этапам в развитии жизни общества — рабовла­дельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая власть.

Возможны и иные основания классификации: по субъектам, носи­телям, источникам, объектам власти и даже по конкретным персонам истории (цезаризм, бонапартизм, сталинизм), а также по регионам, на­званиям государств. Например, диктатура и демократия; власть народа и власть лиц, группировок; автократия, дуумвират, триумвират. В осно­ву такой классификации нередко кладется и сопоставление (противопо­ставление) демократии и каждого из иных, специфических типов (ви­дов) власти ("кратий"): партократия; бюрократия; охлократия; геронтократия; теократия и др.

Проблема типов власти в связи с обретением нового социального опыта и переосмыслением прошлого нуждается в наше время в даль­нейшей разработке как в России, так и за рубежом.

Род власти — в систематике власти это группа, которая объединя­ет несколько ее видов, обладающих общими признаками (например, со­циальная, экономическая власть).

Уже само обращение к коренным категориям в сфере классифика­ции власти говорит о разнообразии возможных подходов. Так, упомяну­тая экономическая власть в тех или иных аспектах анализа может быть отнесена даже к типу власти наряду с властью государственной или ду­ховной, но при определенных условиях может быть названа и видом власти. Надо считаться с тем, что факты такого рода имели и будут иметь место и в настоящем, и в будущем, в Европе и Азии, в Африке и Америке. Обусловлены они тем, что ученые никогда не отказывают се­бе в возможности выступить с собственных, оригинальных позиций и предложить свою усовершенствованную классификацию, настаивая, что она лучше других.

Вид власти — подразделение в систематике власти, входящее в ее состав. Существуют различные основания, по которым принято класси­фицировать виды власти:

1) по основным сферам жизни общества — экономическая, соци­альная, политическая, духовная, государственная, общественная, цер­ковная;

2) по основному предназначению властей — законодательная, ис­полнительная, судебная;

3) по месту в структуре власти — центральная, региональная, мест­ная; республиканская, областная, окружная и т. д.;

4) по носителю — монархическая, президентская, личная, семейная и т.д.

5) по источнику власти (монархическая, народная, национальная и

 

6) по продолжительности, сроку, периоду пребывания у власти кон­кретного субъекта;

7) по охвату влиянием категории, группы, контингента людей (государственная, военная, мафиозная и т. д.);

по силе воздействия на подвластных и т. д.

 Очертив эту систему представлений, надо искать место и власти семейной, родительской, личной, религиозной, светской и советской, законной и незаконной, тайной и явной и т. д. Мы попытались с пози­ций практической кратологии составить перечень наименований ре­альных властей еще до распределения их по типам, видам, родам, фор­мам, разновидностям, разрядам и получили список, насчитывающий 154 названия. Российская практика оказалась почти полностью охва­ченной, но ведь еще существует масса наименований из ближнего и дальнего зарубежья, не говоря уже об обилии исторически употреб­лявшихся названий.

Поневоле еще и еще раз убеждаешься в том, как многогранна кра­тология и как давно пора внимательно и всерьез заниматься этой обла­стью знания.

Теперь в рамках практической кратологии перейдем к характери­стике реальной власти в ее вертикали*, в соответствии с ее иерархией.

 

Центральная власть — 1) власть, осуществляемая из центра;

2) главный руководящий властный узел государства. Нередко цент­ральной властью именуют и собственно центральное правительство — правительство, действующее в центре, во главе данного государ­ства.

Затем идут регионы (места). Это и области, и провинции, и губер­нии, и штаты, и округа, и автономии, и их совокупности. Регион — это обширный территориальный массив, большой район, охватывающий, например, в России несколько областей, в других странах — соответст­вующие единицы. Регион может включать и группу стран. Регионы вы­деляют по сходным особенностям экономического, географического, социально-политического характера и т. д.

Очень непростой проблемой для властей нередко является выра­ботка и проведение правильной региональной политики, учет расста­новки сил в регионах, их специфики, достоинств и недостатков.

Региональная власть — власть в каком-либо регионе данного госу­дарства. Кроме того, это может быть и власть, устанавливаемая по тем или иным вопросам в каком-либо регионе, охватывающем территори­ально целую группу государств.

В качестве самостоятельного подвида власти или даже разновидно­сти региональной власти можно рассматривать муниципальную власть**, местное самоуправление. Это и уровень, и своеобразие вла­сти на местном этаже иерархии влияния, воздействий на население. Природа этой власти связана со спецификой такой структурной едини­цы, как муниципалитет (нем. Munizipalitat, от лат. municipium — самоуп­равляющая община), иначе говоря — выборный орган в системе город­ского или сельского самоуправления в некоторых странах или же низ­шая административно-территориальная единица в ряде государств (Австралия, Венесуэла и др.).

 

* Вертикаль власти. Документы. Комментарии. Разъяснения. М., 1996.

** См.: Кутафин О. Е., Фадеев В. И. Муниципальное право Российской Федерации. М.: Юристъ, 1997.

 

Иногда в ряде государств выделяют еще и такую ступень, как мест­ная власть — власть, относящаяся к местному уровню, на ступень ни­же центральной, со своим кругом обязанностей и полномочий.

Широко применяется понятие "местные власти". При этом имеют­ся в виду лица, органы, учреждения, осуществляющие местную власть. В России сейчас в ходу понятие "местное самоуправление"*. Фактиче­ски именно с местными властями сталкивается повседневно подавляю­щее большинство граждан, а опыт своего общения с ними (нередко не самого приятного свойства) люди переносят на отношение к власти во­обще и особенно к центральным властям. Вот почему крайне важно уже на местном уровне формировать положительное и уважительное отношение к власти.

Городская власть (власти) — власть (назначаемая или избирае­мая), действующая в пределах конкретного города с учетом государст­венных законов и местных актов управления.

Российский опыт говорит о широком круге представлений, связан­ных с властью в городе. Упомянем хотя бы разнообразные органы и лица из нашей былой и нынешней практики: городская дума, городское собрание, городская управа. Существовали в прошлом и городской го­лова, и городничий. Наша дореволюционная литература, театр, живо­пись ярко, образно и многопланово отразили жизнь городских властей. Сегодня в Москве, например, стоят во главе города и мэр, и правитель­ство, а в районах — районные управы.

С учетом административно-территориальной практики заслужива­ют выделения и районные власти.

Районная власть — власть на местах по территориально-админист­ративному признаку с соответствующим правовым статусом, кругом функций и полномочий, своей организационной структурой и штатами, правами и обязанностями, связями с населением и т. д.

В этом практически важном систематизированном перечне властей разного рода (разных этажей) заслуживают упоминания и такие массовидные проявления власти, как власть (во многом говоря условно) на уровне первичной ячейки общества — семьи, родителей и детей, поколений.

Обрисовав общую картину во властной вертикали, отметим, что в практической кратологии в центре внимания, естественно, находится собственно государственная власть. Дело в том, что в реальной жизни фактически главным орудием власти выступает государство. Оно как носитель, обладатель, распорядитель власти, служащий монарху или народу, и дает само наименование власти — государственная.

Основные признаки государства: а) наличие особой системы орга­нов и учреждений (механизм государства), осуществляющих властные функции; б) право, закрепляющее определенную систему норм, санкци­онированных государством; в) определенная территория с населением, на которую распространяется юрисдикция данного государства.

Статья 1 Конституции Российской Федерации провозглашает, что Россия есть демократическое федеративное правовое государство с рес­публиканской формой правления. Статья 7 конкретизирует: Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Статья 14 характеризует Российскую Федерацию как светское государство.

 

* Барабашев Г. В. Местное самоуправление. М.; Изд-во МГУ, 1996. 118

 

Государственная власть — понятие многозначное. Во-первых, это право и возможность государства и его органов рас­поряжаться жизнедеятельностью общества, его граждан и их объедине­ний, направлять ее и контролировать, подчинять своей воле.

Во-вторых, это сами действующие органы государства.

В-третьих, это обобщающее название лиц, облеченных высшими полномочиями.

Согласно Конституции, в России носителем суверенитета и единст­венным источником власти является ее многонациональный народ.

Государственная власть в Российской Федерации, как и в большин­стве современных государств, осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, органы которых самостоятельны*.

Государственную власть в России осуществляют Президент Россий­ской Федерации (РФ), Федеральное Собрание (Совет Федерации и Госу­дарственная Дума), Правительство РФ, суды РФ; в субъектах Федера­ции — образуемые ими органы. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами власти РФ и органами власти субъектов РФ осуществляется Конституцией РФ, федеративными и иными догово­рами о таком разграничении.

В мировой практике важнейшую роль играет, если это реально осу­ществляется на деле, а не обставляется словами, конституционализация власти, позволяющая прямо говорить о конституционной власти, даже заменяя этим понятием понятие государственной власти.

Конституционализация власти (от лат. constituo — учреждать, уста­навливать, формировать, устраивать) — установление и закрепление положений, относящихся к устройству власти (государственной, адми­нистративной, местной и т. п.), определению ее роли, характеристик, черт, регулированию ее полномочий, прав, обязанностей, ответствен­ности, формулируемым в текстах конкретных конституций, придание им законной, конституционной силы.

Государственная власть влечет за собой установление соответству­ющего порядка, правил, органов и сопровождается большим массивом явлений, факторов и понятий. Некоторые из них мы назовем, посколь­ку они важны для практической кратологии.

Государственная Дума — выборное представительное учреждение в дореволюционной России, которому формально принадлежали зако­нодательные функции (1906—1917). В РФ начала действовать с декаб­ря 1993 года.

Государственное управление — одна из форм деятельности госу­дарства, выражающаяся в практической реализации законов, в органи­зации общественных отношений в целях обеспечения государственных интересов и проводимой государством политики.

Государственная политика — линия, курс, определение целей и задач и сама деятельность, направленная на их достижение и прово­димая государством и его органами в центре и на местах, в стране и за рубежом.

Государственное право** — отрасль права; совокупность правовых норм, регламентирующих основы государственного и общественного

 

* Ефимов В. И. Власть в России. М.: РАГС, 1996. 288 с.; Ефимов В. И. Си­стема государственной власти. М.: Универсум, 1994. 153 с.

** См.; Государственное право Российской Федерации. М., 1996.

 

устройства страны, систему и принципы формирования и деятельности органов власти и управления, избирательную систему, права и обязан­ности граждан и т. д. Ныне в России все чаще речь идет о конституци­онном (государственном) праве.

Государственный аппарат — совокупность государственных орга­нов, осуществляющих функции государства.

Государственная служба — работа в пользу государства в системе его органов. Согласно Конституции РФ и закону об основах государст­венной службы РФ, граждане России имеют к ней равный доступ*.

Государственная собственность — одна из важнейших форм при­своения и использования материальных благ, прежде всего средств про­изводства. В РФ она выступает в виде федеральной собственности и собственности входящих в нее субъектов Федерации. Распоряжение и управление госимуществом осуществляют соответствующие органы власти.

Государственный бюджет — ежегодная смета (роспись) предстоя­щих доходов и расходов государства; главное звено финансовой систе­мы страны.

Государственная безопасность — положение, которого добиваются органы власти, чтобы государству не угрожала опасность; действую­щие в этих целях специальные органы. Принято выделять внешнюю, внутреннюю, конституционную, государственную, федеральную, наци­ональную, оборонную, ядерную, социальную, экономическую, финан­совую, банковскую, экологическую, продовольственную, таможенную, медицинскую, информационную безопасность, безопасность междуна­родную и т. д. Всего в мировой практике известно более 90 типов и ви­дов безопасности.

Государственная тайна — нечто известное далеко не всем, тщатель­но скрываемое, составляющее предмет особых забот тех или иных ор­ганов государственной власти, а порой и высшего руководства, ибо при­обретение известности таким секретом (секретами) способно нанести большой, иногда непоправимый ущерб коренным интересам страны. Обеспечение государственной тайны достигается организацией дея­тельности специальных органов, лиц; использованием соответствую­щих средств и методов; введением правил; инструкций и т. д. Ныне в этих целях требуется специальная наука — конспирология.

Государственная символика — совокупность символов государства (герб, флаг, гимн, столица и т. д.).

Государственная награда — особая благодарность, почетный знак, орден и т. д., которыми отмечаются чьи-либо заслуги.

Государственная измена — предательство интересов Родины, пере­ход на сторону противника данного государства. Это нередко и выпад против действующих властей, подрыв их авторитета, дискредитация и власти, и государства.

А теперь напомним еще раз о многоликости властей — важном яв­лении практической кратологии. Какими же реальными гранями пово­рачиваются власти, когда они погружаются в многокрасочную сферу жизни? Покажем это на небольшом числе примеров.

 

* См.: Об основах государственной службы Российской Федерации (Феде­ральный закон)//Российская газета. 1996. 23 янв. С. 3; Стирилов Ю. Н. Государ­ственная служба в Российской Федерации. Теоретико-правовое исследование. Воронеж, 1996. 456с.

 

Официальные власти — это власти, наделенные государственны­ми полномочиями, а также любые существующие власти.

Параллельные власти — одновременно рядом существующие вла­сти, сопоставимые по характеру и содержанию деятельности, ведущие параллельную работу и тем иногда ослабляющие друг друга—двоевла­стие, многовластие.

К Фактическая власть — власть, существующая реально, на деле, оказывающая подлинное влияние в противовес пустым разговорам о власти, формальной власти.

 

Формальная власть — законная власть, признаваемая и существующая со всеми ее внешними символами и атрибутами. Однако она может ; пользоваться должным авторитетом, весом, влиянием, может находиться на стадии ослабления, упадка и вовсе не быть гарантирована от возможной замены ее новой, более сильной властью.

Номинальная власть — власть, только называющаяся, именуемая властью, но на деле не выполняющая своих обязанностей, фиктивная, чаще всего ненужная людям, хотя избавиться от нее бывает далеко не просто.

Выборная власть — лица и органы власти, прошедшие процедуру отбора и последующего избрания:

Первичная власть — первая ступень власти, начальное звено си­стемы власти, с которым гражданин имеет дело в повседневной жизни.

Теперь перейдем к вопросу о целях, функциях и методах власти (властей).

Цели (задачи), функции, методы власти — одна из наиболее слож­ных и многоплановых групп характеристики власти. Это связано с раз­нообразием властей в различных исторических эпохах, в тех или иных странах, в конкретных областях жизни и т. д.

Цели власти (властей) — это то, к чему стремятся власти, чего они добиваются.

Функции власти — круг деятельности власти и ее направления; ос­новные обязанности, роли власти: организация, управление, контроль, прогнозирование, воспитание и т. д. Если вдуматься в понимание функ­ций власти, то правомерно воспользоваться близким (но не тождествен­ным) понятием '"властные функции". Это выработанные теорией и пра­ктикой и возложенные на определенных лиц и органы (организации) обязанности, связанные с их принадлежностью к сфере власти, обслу­живанием и развитием этой сферы, ее гуманизацией.

Методы власти — это приемы, способы, образ действий тех или иных властей, добивающихся достижения своих целей, решения стоя­щих перед ними задач.

В практике используются и другие понятия.

Методы властвования — способы, приемы вместе с соответствую­щими средствами, которые широко используются в процессе властвова­ния лиц, организаций.

Методы борьбы за власть — совокупность приемов и средств для прихода к власти и ее удержания, а также оттеснения и устранения от власти конкурентов, соперников, противников, да и партнеров. Далее идет детализация: методы поддержания, сохранения, упрочения, укреп­ления, защиты, обеспечения безопасности, отстаивания, расшатывания, раскачивания, устранения, слома власти, методы борьбы с властью и против власти.

 

Остановимся еще на одном ключевом элементе в логически необ­ходимой и содержательной характеристике властей.

В практической кратологии речь должна идти и о формах реализа­ции (проявления) власти. В любом обществе такими наиболее общими формами осуществления власти разного рода могут быть господство, руководство, управление, организация и контроль. Мы их также разли­чаем:

— господство проявляется в подчинении (полном или относитель­ном) одних людей другим;

— руководство основано на осуществлении воли субъекта путем воздействия (прямого или косвенного) на людей в определенной сфере;

— управление использует предоставленные полномочия для под­держания задуманного (заданного) режима в конкретной сфере дея­тельности (по горизонтали или вертикали);

— организация обеспечивает регулирование, функционирование, поведение, субординацию и координацию элементов (компонентов) си­стемы;

— контроль позволяет в соответствии с определенными установка­ми, принципами, нормами проверять и корректировать деятельность людей и областей, объектов жизни общества.

Власть при подобном рассмотрении может классифицироваться и по таким формам своего проявления, как:

— законная (основанная на положениях норм законов);

— принуждающая (насилием, наказанием и их угрозой);

— вознаграждающая (стимулирующая системой поощрений, под­держки, одобрения, покровительства и ненаказуемости);

— коммуникационная (опирающаяся на информирование, средст­ва информации для регулирования отношений между людьми и их по­ведения);

— компетентная (влияющая самим своим профессионализмом, ав­торитетом).

В реальной жизни указанные формы, как правило, не выступают в чистом виде, а проявляются через их комплексы, сочетания, взаимодей­ствие.

В практической кратологии важно широко смотреть на властную практику. Это значит, что следует учитывать не только цели, задачи, функции, формы власти, но и ее курс, ее ориентиры, компетенцию, ка­чества и т. д.

Курс власти — в переносном смысле направление движения, тот путь, по которому идет или намерена идти данная власть или же о кото­ром она лишь говорит, скрывая свои истинные побуждения, мотивы и цели.

Кругозор власти — в переносном смысле объем интересов, знаний лиц, стоящих у власти; пространство, окидываемое взором властителей. Чем дальше, глубже, объемнее, точнее видятся просторы, пространст­ва власти, тем более целеустремленно строится, ведется властная дея­тельность.

Ориентиры власти — цели, направления деятельности руководи­телей и органов власти, как правило, объявляемые заранее и широко популяризируемые. Но бывают (и нередко) и такие ориентиры, кото­рые до поры до времени не предаются огласке и хранятся в секрете, бу­дучи известны лишь очень узкому кругу лиц, порой всего лишь несколь­ким властным фигурам.

 

Компетенция власти — ясно очерченный круг полномочий како­го-либо органа, учреждения или лица, в пределах которого они вправе принимать решения и действовать.

Ослабляет власть ее неопытность — отсутствие необходимой прак­тики, знаний как вследствие начальной стадии деятельности, так и вследствие безразличия к их обретению, неумения и нежелания анали­зировать ход событий, отслеживать их и прогнозировать. Все это гро­зит серьезными осложнениями, а то и возможными просчетами, неуда­чами, даже крахом.

Вот почему в поле зрения практической кратологии попадают ка­чества власти — наличие существенных признаков, особенностей, свойств, отличающих данную действующую власть от других. Набор и перечень такого рода качеств весьма широк, многообразен и своеобра­зен для различных властей и уровней власти.

По мере развития властной практики возрастают и критерии вла­сти как мерило оценки ее эффективности и жизнеспособности. К их числу относятся результаты действий власти, ее активность, инициатив­ность, настойчивость, авторитет, степень вызываемого доверия, связь с людьми и т. д.

Таким образом, весь очерченный до сих пор круг представлений о власти подводит нас к проблеме организации, строения, системы, стру­ктуры, инфраструктуры власти (властей). Естественно, возникает и во­прос об изучении в рамках кратологии соотношения, разграничения, разъединения, разделения, перераспределения и взаимодействия вла­стей.

Скажем прежде всего о системе и структуре власти. Эти понятия нередко употребляются как близкие, чуть ли не равнозначные, взаимо­заменяемые. К сожалению, в научном плане о системах и структурах власти пишется еще очень мало*.

В широком смысле система власти — это единый комплекс пред­ставлений о власти, существующих властных отношениях и целостная совокупность организаций, учреждений и властных лиц сверху донизу, которые избираются или назначаются и через которых в данной стране осуществляется власть во всех ее основных видах, на всех уровнях, во всех эшелонах. Рядом с этим понятием, а порой и как заменяющее его используется понятие "властная система" — 1) форма организации вла­сти; 2) определенный порядок расположения органов власти, их взаимо­связи в действиях; 3) совокупность органов власти, однородных по сво­им управленческим принципам и законам и образующих единое целое.

Этажом ниже как составной структурный элемент иногда выделя­ют ту или иную подсистему власти — часть данной системы власти. В подсистемах такого рода могут оказаться конкретные взаимосвязан­ные органы исполнительной власти или местных, региональных вла­стей, властей в какой-то сфере жизни (военных властей и т. д.).

Нередко практически полезным оказывается и термин "комплекс власти", означающий совокупность лиц, органов, учреждений, обладающих

 

* Из публикаций последнего времени упомянем: Ефимов В. И. Система го­сударственной власти. М.: Универсум, 1994; Решетников Ф. М. Правовые сис­темы стран мира: Справочник. М.: Юрид. лит., 1993. Разумеется, это не единст­венные публикации в России. См., напр.: Сорокин П. А. Система социологии. •v.: Колос, 1920. Т. 1 и 2; Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996 (по изданию 1908).

 соответствующими полномочиями и компетенцией и объединен­ных общим предназначением.

Одной из ключевых категорий кратологии является близкая к по­нятию системы, но самостоятельная и существенная категория струк­тура власти — организационное строение, внутреннее устройство сис­темы власти во всем многообразии ее органов (элементов, звеньев, эшелонов), в их тесной связи, подчинении, соподчинении (координации, субординации), взаимодействии вплоть до взаимных помех в практике.

В этом же ряду, но рангом ниже находится категория инфраструк­тура власти — комплекс социально-политических и иных подструк­тур, на которых базируется власть и которые содействуют ее функцио­нированию и развитию. В их числе — общественные движения, полити­ческие партии, объединения, системы отбора и подготовки лидеров, средства массовой информации, органы политического маркетинга — разумеется, из числа тех, что данной властью созданы, ей служат и не выходят из-под ее контроля. Оппозиционные организации в эту под­структуру не входят.

Наконец, правомерно считать, что по мере развития науки о власти — кратологии в ее лексиконе, словаре произойдут определенные уточ­нения. Так, на первый план будут выходить понятия "властная система", "организация власти", "институт власти", "институты власти" и др.

Институт власти — власть как социальное, общественно-поли­тическое явление, как важное, неотъемлемое звено, определяющий структурный элемент в жизни общества со всеми своими достоинства­ми, возможностями и недостатками, как нуждающаяся в постоянном анализе, развитии и усовершенствованиях система в общественном ор­ганизме.

Институты власти — важнейшие структурные образования, со­ставляющие систему власти (властей) как целое (высшие, исполнитель­ные, законодательные, судебные, контрольные органы и т. д.).

Властная инстанция — ступень (уровень) в системе власти; орган власти, в котором решается тот или иной вопрос.

Эффективное и рациональное устройство и функционирование об­щества, государства и власти (властей) предполагает гармонию властей и ее системных элементов, распределение власти, разделение власти. Скажем и об этих моментах в строении и использовании власти.

Гармония власти (властей) — соответствие, соразмерность, равно­весие, согласие частей и целого в структуре, строении, системе власти, разумное и эффективное соотношение задач, прав и обязанностей, от­ветственности, полномочий властей. В конечном счете гармония — это желанное состояние власти, к которому надлежит стремиться в подлин­но цивилизованном демократическом обществе.

Другим аспектом, связанным с гармонией власти, ее обеспечением, является баланс властей, т. е. их равновесие, уравновешивание. Это и количественное выражение отношений между сторонами властной и какой-либо иной деятельности, которые должны уравновешивать друг друга.

При реформировании российского общества, переходе к рынку и развитии предпринимательской деятельности все более важное место занимают различные виды хозяйственных (экономических) балансов, а также поддержание баланса властей, политической стабильности, ра­зумного взаимоотношения политических сил и движений, их интересов. Может ставиться вопрос и о равновесии общественном, равновесии общественных сил, властей различных уровней и видов. Нарушение спо­койствия, гармонии, баланса, равновесия грозит большим числом труд­ностей, противоречий, конфликтов вплоть до войны властей.

В связи с этим практически выдвигается в центр внимания предста­вление о разумном обладании властью, а также о разумном распределе-1ии власти.

Обладание властью — это деятельное состояние субъекта, наде­жного властными полномочиями, функциями, правами; это и управ­ление государством; наконец, это и собственно властвование, владычествование (царствование, княжение и т. п.).

Распределение власти означает обдуманное, рассчитанное на эффе­ктивное правление, на положительные результаты властвования и уп­равления, наделение властью (полномочиями, правами, ответственно­стью, обязанностями) действующих субъектов в сфере власти, или, говоря иначе, властей разного рода, масштаба, объема, уровня и т. д.

В Согласованность, синхронность действий различных властей, вла­жных инстанций обеспечивается их разумным балансом. Это отмечает, к примеру, Г. Г. Филиппов, говоря о балансе "между властью... полно­мочиями (правами применения власти в оговоренных пределах) и ответ­ственностью (обязанностью отвечать перед организацией за правиль­ность применения власти)"*. Именно такого рода баланс законодатели и стремятся закрепить в современных конституционных нормах.

В этом случае на первый план выходят предметы ведения, т. е. во­просы, определяющие круг прав, полномочий данного государства. Так, предметы ведения Российской Федерации охватывают отношения, складывающиеся между Федерацией и ее субъектами в различных сфе­рах общественной жизни, а также отношения с гражданами и мировым сообществом. Правовой основой разграничения предметов ведения ме­жду РФ и ее субъектами являются Конституция России и Федеративный договор от 31 марта 1992 года.

Важное значение имеет ответственность, или обеспеченность правами и обязанностями, необходимыми для осуществления властной деятельности. В свою очередь, это определяет обязанность на основе зафиксированных в законах и актах санкций отвечать за свои решения, неправильные действия, поступки в тех или иных сферах. Различают ответственность государственную, административную, гражданскую, дисциплинарную, материальную, моральную, политическую, уголов­ную, экономическую и т. д.

В деле распределения власти среди ее субъектов ключевым вопро­сом являются полномочия и права.

Властные полномочия — права, предоставленные тем или иным органам и субъектам в системе власти на соответствующие решения, действия, поведение. Объем таких полномочий в разных странах, в раз­ные времена и на разных уровнях, конечно, не одинаков, но от них за­висят результаты властвования, эффективность власти. Не случайно диктаторы наделяют себя полномочиями и правами без каких-либо ог­раничений.

Властные права — в демократических государствах совокупность устанавливаемых конституцией и другими законами и охраняемых госу­дарством норм и правил, регулирующих отношения людей, организаций

 

Филиппов Г. Г. Социальная организация и политическая власть. М., 1985.

 

в сфере власти. Это также и возможность, свобода властных субъектов, структур что-либо решать, делать, осуществлять, -вести себя определен­ным образом и требовать выполнения своих распоряжений, постанов­лений, указаний как гражданами, так и нижестоящими властями, юри­дическими лицами

Важным вопросом теории и практики власти является разграниче­ние прав, т. е. разделение, точное определение прав властных субъектов по всей вертикали. Это относится и к разграничению ответственности, функций действующих субъектов власти.

Кругу прав соответствует и определенный объем обязанностей — установленный перечень действий, возложенных на кого-либо и требу­ющих исполнения. Основные обязанности граждан и органов власти оп­ределяются конституцией или вытекают из ее установлений.

Практика распределения власти имеет дело и с принятием обяза­тельств. Это официально данные на том или ином уровне обещания, обычно в письменной форме, требующие их безусловного исполнения. Различают обязательства конкретных властей, организаций, лиц, дого­ворные, международные, юридические и т. д.

Субъектов власти всех ступеней во властных структурах характери­зует мера участия во власти, т. е. деятельность по выполнению обязан­ностей во властных структурах, сотрудничество с несением своей доли ответственности. Система и структура власти, очерчивая круг полномо­чий, прав, обязанностей субъектов, включают тех или иных лиц, орга­ны, учреждения в обширный круг взаимодействия — подчинения, ис­полнения, соподчинения, равноправия, партнерства и т. д.

Именно властные структуры отличаются продуманной, а порой и внезапно созданной жесткой субординацией, или системой строгого служебного подчинения младших старшим, как во всей властной верти­кали, так и в конкретных звеньях, органах, учреждениях власти.

Другим существенным аспектом властных отношений является со­подчинение — одновременное, на равных основаниях подчинение раз­ных субъектов власти одному и тому же вышестоящему субъекту.

Часто используется сегментация власти — распределение всего круга дел, массива власти по конкретным участкам, долям ее.

Разумеется, практика и терминология такого рода может меняться, варьироваться, корректироваться, нередко даже в зависимости от того или иного понимания вопросов властвования и настроений властителей.

Если же сугубо демократические принципы нарушаются, то речь может пойти о дележе (дележке) власти, или, говоря проще, о разделе, распределении власти между лицами, учреждениями, как правило, по­мимо всяких существующих норм, установлений, что явно или молча осуждается общественностью.

Весь этот перечень полномочий, прав, ответственности субъектов прямо выходит в сферу конституционного (государственного) права и практической кратологии, реальной полноты прав, их объема, масшта­бов, возможностей. В свою очередь, здесь появляется и соответствую­щий лексикон. Например, полная власть — конечно, это не просто важ­ная характеристика состояния власти, наличия и исчерпанности ее прав и полномочий, но и существенная констатация исчерпывающей широ­ты и пределов, объемов и влияния власти в сфере ее распределения.

Отношение людей, законопослушных и даже непослушных граж­дан или подданных, задействованных во властных структурах, к носите­лям и обладателям власти чрезвычайно многопланово, но основные проявления этого отношения по-своему устоялись и получили опреде­ленную квалификацию. Конечно, они учитывают и феномен разделе­ния властей, и наделенность властью соответствующих уровней, эшело­нов во властной структуре. К числу проявлений такого рода относятся следующие явления и понятия.

Почитание властей — глубокое уважение к властям, находящее проявление в особых знаках внимания, послушания, исполнительности.

Зависимость — подчиненность другим, чужой воле, чужой власти при отсутствии или резком ограничении своей самостоятельности, сво­боды.

Лояльность к властям — поведение в рамках законности, формаль­но-благожелательного отношения к власти и ее представителям. Спектр такого рода лояльности исторически необычайно широк, ибо включает отношение и к национальным и иностранным властям, и к властям республиканским, демократическим и монархическим, и к вла­стям различных эшелонов правящих структур.

В общем блоке отношений к властям и рядом с ними соседствуют и объективно установленные законом определенные условия восприятия той или иной власти, реагирования на нее. В этой области имеет место и такое явление, как неподвластность — независимость от данной вла­сти, неподведомственность, выпадение из поля ее влияния (юрисдик­ции). Среди проявлений иных отношений — неподчинение (бунтарст­во), игнорирование властей, противодействие властям и т. д. В них мо­гут отражаться варианты поведения граждан, физических и юридических лиц.

Как видим, проблематика практической кратологии чрезвычайно широка и находится в тесной связи с теорией власти. Главное состоит в том, чтобы власть правила разумно, успешно, твердо и по закону.

Как отмечает профессор Калифорнийского университета, вице-президент Международной социологической ассоциации Н. Смелзер, для понимания политического устройства необходимо знать, что озна­чают понятия "власть", "сила" и "господство". Он характеризует их, опираясь, в частности, на суждения М. Вебера и Т. Парсонса: "Можно утверждать, что власть — основа политики. Социологи, исследующие политическую жизнь общества, должны серьезно разбираться в суще­стве природы власти. Макс Вебер, разработавший многие социологиче­ские понятия, ввел некоторые основные положения политической со­циологии. Он предложил одно из наиболее известных определений вла­сти: это "возможность для одного деятеля в данных социальных условиях проводить собственную волю даже вопреки сопротивлению". Такое определение применимо к отношениям между двумя партиями. Подразумевается, что одна из них осуществляет власть над другой. Власть может быть основана на применении силы, связана с занимае­мой политической должностью, унаследованным авторитетом или ав­торитетом статуса, как, скажем, власть родителей над несовершенно­летними детьми, и с многими другими факторами. Что представляет со­бой власть, когда речь идет о более крупных группах, например общностях и обществах? Талкотт Парсонс характеризует ее как "спо­собность общества мобилизовать свои ресурсы ради достижения поста­вленных целей". Еще власть можно определить как "способность при­нимать решения и добиваться их обязательного выполнения". Парсонс сравнивает власть с деньгами, поскольку она также "один из видов ресурсов. Кроме того, власть — это действенность системы, способность принимать законы, поддерживать порядок, защищать общество от врагов*

 

Смелзер далее пишет: "Независимо от определения власти необхо­димо проводить различие между властью и силой. Сила — применение физического воздействия, чтобы навязать свою волю другим. Это бо­лее узкое понятие, чем власть, поскольку власть может осуществляться без применения силы. Тем не менее люди часто склонны уравнивать си­лу и власть"**.

В заключение, анализируя мир власти в рамках практической кратологии и делая упор на оценку многочисленных ее аспектов, проявле­ний, характеристик, следует указать, что у понятия власти имеется не­мало синонимов, аналогов. Что представляют собой некоторые из них?

Властительство — господство, повелевание в формах, свойствен­ных абсолютной власти.

Владычество — господство, полная власть, обладание и управление (в отношении власти, сана, звания, территории).

Властвование — владение, управление в значении действия; господствование.

Господство — подавляющее, преобладающее влияние, обладание всей полнотой власти над кем-либо.

Влияние — суть действия власти, ее авторитета; действие, воздейст­вие, оказываемое кем-либо, чем-либо на кого-либо, что-либо, напри­мер историческим лицом на других людей и общественные процессы. Мощь — могущество, сила, властное воздействие. Покровительство — 1) защита, заступничество, оказываемое кому-нибудь; 2) поощрение какой-нибудь деятельности, благоприятное отно­шение со стороны властей.

В этой связи обратим внимание и на подчинение — 1) нахождение в зависимости от кого-либо; повиновение кому-нибудь; 2) обращение ко­го-либо в зависимость от кого-нибудь; понуждение действовать сооб­разно чему-нибудь.

Отметим и поклонение — восторженное почитание, отношение с почтением к кому-либо, чему-либо.

Приведенный перечень, разумеется, неполон, и мы не стремимся исчерпать его. Здесь, как и в других местах книги, нам хочется еще раз привлечь внимание к тому, что в сфере власти мы имеем дело с поисти­не необозримым поприщем человеческой деятельности, требующей го­раздо более глубокой специальной научной разработки, чем это было до сих пор в отечественной и мировой практике.

Что же касается собственно практической кратологии, то в ней все­гда в центре внимания будет стоять искусство власти, т. е. высокая сте­пень мастерства властителей и властных органов.

Необходимость проявления искусства во властной деятельности обусловлена своеобразием этой сферы, требующей от лиц, организа­ций (органов и т. д.) умения продумывать, вырабатывать, проводить в жизнь определенную линию поведения, курс, политику, предполагаю­щие высокую степень совершенства влияния на людей, народы, госу­дарства с целью достижения нужных результатов.

Искусство власти включает многообразие форм, приемов, спосо­бов, средств властной деятельности, способность в рамках закона к маневрированию

 

* Смелзер Н. Социология / Пер. с англ. М.: Феникс, 1994. С. 524—525.

** Там же. С. 525—526.

 

соглашениям, компромиссам, а также к уступкам, дав­лению, расчету, проявлению хитрости, уклончивости, соблюдению сво­ей выгоды и т. д.

В процессе становления многопартийности, большого разброса ин­тересов и установок различных сил, в ходе политической борьбы, овла­дения навыками парламентской деятельности особое значение приоб­ретает овладение политической культурой и искусством властвования. Поэтому всегда будет ценимо мастерство власти — высокая степень искусства в выполнении властных функций и обязанностей.

Однако у искусства и мастерства власти всегда будут и нежелатель­ные спутники. Их сопровождают:

— властомания, или, говоря иначе, кратомания — разновидность мании: сильное влечение, пристрастие к власти; болезненное психоло­гическое состояние с сосредоточением сознания и чувств на идее властеобладания и властвования;

— властолюбие — страсть к властному господству и безграничная любовь к распоряжению властью, любовь к самому себе в мундирах власти и с обладанием широким кругом прав, полномочий, а в связи с этим и благ, и льгот, и привилегий.

 Практика свидетельствует, что навсегда сохранится пирамида власти, а на ее вершине, на острие — первое лицо (властитель, монарх, пре­зидент, глава государства). А лица рядом с ним или даже он сам будут являть собой такую неискоренимую историческую фигуру, как власто­любец— человек, безмерно любящий властвовать, начальствовать, ни­кому не желающий подчиняться и не думающий ни к кому прислуши­ваться.

Очень важное значение в теоретической и практической кратоло­гии имеет проблема разделения властей*.

Это властно-правовая теория и практика, согласно которой власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных функ­ций (законодательной, исполнительной, судебной), осуществляемых не­зависимыми друг от друга органами. Идея разделения властей высказывалась еще античными учеными (Платон, Аристотель и др.), затем Дж. Локком, развита Ш. Монтескье и другими мыслителями.

Монтескье писал в своем труде "О духе законов" (1748): "Полити­ческая свобода имеет место лишь при умеренных правлениях. Однако... она бывает в них лишь тогда, когда там не злоупотребляют властью. Это известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, по­ка не достигнет положенного ему предела...

Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга... Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет... Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной... Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти..."**

 

*См.: Барабашев А. М. Теория разделения властей: становление, развитие, применение. Томск, 1988; Разделение властей: история и современность. М.:

Юрид. колледж МГУ, 1996.

** Монтескье. Избр. произв. М., 1955. С. 289—290.

 

Идеи разделения власти в той или иной мере нашли впервые рас­пространение и воплощение при создании буржуазно-демократических политических режимов как в Европе, так и в США*.

Принцип разделения властей, являющийся важным принципом де­мократии, отражен в конституционных актах Великой французской революции**. Он был использован и во многих других конституциях***.

В России этот принцип был положен в основу преобразований, осу­ществлявшихся в ходе реформ 1864 года. Судебная власть отделялась от законодательной, исполнительной, административной****. Ныне этот принцип отражен и закреплен в Конституции Российской Федера­ции. Статья 10 гласит: "Государственная власть в Российской Федера­ции осуществляется на основе разделения на законодательную, испол­нительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и су­дебной властей самостоятельны"*****.

С учетом этой сложившейся и оправдавшей себя практики укоре­нился удачный образ треугольника власти — название общей системы, совокупности властей (законодательной, исполнительной и судебной). В тесной связи с этим образом приобрело широкое распространение и понятие "ветвь власти" (в США branch of power) — отдельная отрасль, линия, боковой отросток власти в ее общей системе. В мировой науке и практике различают три ветви власти: законодательную, исполнитель­ную и судебную.

Прежде чем перейти к их характеристике, отметим, что существует и широко употребимое понятие "представительная власть", к которой можно отнести органы законодательной и исполнительной властей. Представительная власть — 1) власть выборная, основанная на пред­ставительстве, выражающем чьи-либо интересы, прежде всего на­родные; 2) власть, внушающая почтение своим обликом и манерой общения.

В рамках кратологии, дающей упорядоченные представления о вла­сти, излагающей ее целостную теоретическую систему, мы остановим­ся на общей оценке трех властей.

О законодательной власти нам уже приходилось говорить. Поэтому лишь отметим, что она представляет собой важнейшую систему, звено, ветвь власти. Она охватывает систему тех органов государства, кото­рые принимают законы. Сама же законодательная власть имеет исклю­чительное право издавать нормативные акты, которые после конститу­ции обладаюИсполнительная власть* — важнейший вид (ветвь) власти. Задача этой власти — проводить в жизнь волю избранных или стоящих во гла­ве государства лиц и органов, представляющих жизненные интересы тех или иных слоев общества, сословий, наций. Исполнительная власть _ это власть правоприменительная, на которую возлагается функция исполнения законов, принимаемых парламентом, т. е. законодательной властью.

Исполнительная власть принадлежит либо президенту** — главе государства — и правительству (в президентских республиках), либо главе государства (в парламентарных республиках). Однако в парла­ментарных странах роль главы государства фактически номинальна. Вопросы здесь решаются на правительственном уровне при определяю­щем влиянии парламента.

В реальной практике роль исполнительной власти выходит за рам­ки теории и нередко за пределы, установленные конституцией. Органы этой власти в центре и на местах представляют собой гибкий, оператив­ный инструмент власти. Обособление и чрезмерное усиление исполни­тельной власти, как говорит опыт, способны вести к свертыванию де­мократии и бюрократизации общественно-политической жизни. С дру­гой стороны, ослабление этой власти может повлечь за собой дискредитацию и даже распад данного устройства власти.

Судебная власть*'** — в государстве, придерживающемся принци­па разделения властей, одна из трех важнейших независимых ветвей власти, которой вменяется в обязанность слежение за строгим соблюде­нием конституции и других законов.

Организация судебной власти и характер ее деятельности весьма различны в различных государствах. Ключевая роль здесь принадлежит юстиции, т. е. собственно правосудию, а также системе судебных учре­ждений и их деятельности по осуществлению правосудия. Центральным звеном в этой системе является суд — а) государственный орган, веда­ющий разрешением гражданских (между отдельными лицами, учрежде­ниями) споров и рассмотрением уголовных дел; б) само разбирательст­во дел в суде; в) сами судьи — те лица, кто судит; г) мнение, заключе­ние. Нередко говорится и о суде истории, суде потомков. Судебная власть опирается на судебную систему — совокупность всех судов, име­ющих общие задачи, организованных и действующих на единых демо­кратических принципах, связанных между собой отношениями по осу­ществлению правосудия.

" Третья власть" — таково современное распространенное назва­ние судебной власти.

Этими цифрами не ограничивается содержательное применение порядковых числительных в сфере власти.

 

* См.: Исполнительная власть в Российской Федерации. М.: Изд-во БЕК, 1996.

** См.: Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.:

Юрид. лит., 1994.

личны в различных государствах. Ключевая роль здесь принадлежит юстиции, т. е. собственно правосудию, а также системе судебных учре­ждений и их деятельности по осуществлению правосудия. Центральным звеном в этой системе является суд — а) государственный орган, веда­ющий разрешением гражданских (между отдельными лицами, учрежде­ниями) споров и рассмотрением уголовных дел; б) само разбирательст­во дел в суде; в) сами судьи — те лица, кто судит; г) мнение, заключе­ние. Нередко говорится и о суде истории, суде потомков. Судебная власть опирается на судебную систему — совокупность всех судов, име­ющих общие задачи, организованных и действующих на единых демо­кратических принципах, связанных между собой отношениями по осу­ществлению правосудия.

" Третья власть" — таково современное распространенное назва­ние судебной власти.

Этими цифрами не ограничивается содержательное применение порядковых числительных в сфере власти.

 

* См.: Исполнительная власть в Российской Федерации. М.: Изд-во БЕК, 1996.

** См.: Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.:

Юрид. лит., 1994.