6. Военная кратология

.

6. Военная кратология

Военная кратология (англ. military cratology) — одна из важных спе­циализированных отраслей кратологии, исследующая место и роль вла­сти, властной деятельности в собственно военной сфере жизни общест­ва — как части всей деятельности по обеспечению безопасности и за­щиты государства. Особое внимание при этом уделяется исследованию характера военных угроз данному государству, деятельности властей по предотвращению войн, военных конфликтов, а при необходимости — поведению власти в военных условиях.

Военная кратология должна исследовать суть, своеобразие и воз­можности использования силовых структур государства, в первую оче­редь министерства обороны, самих армий и флота, их контакты и взаи­модействия с другими структурами, в том числе с военно-промышлен­ным комплексом, а также связи с населением, молодежью страны.

Мировая практика и научная мысль фактически безоговорочно свя­зывают армию и власть, понимая армию как мощное орудие власти.

В советской практике интерпретация шла почти исключительно в ключе "партия и армия". Проблематика армии и власти, т. е. военной кратологии, фактически освещалась в СССР только применительно к буржуазным армиям и к практике так называемого "третьего мира"*. И если в Конституции СССР речь шла о защите Отечества и об армии, то правовому, законодательному оформлению этой стороны жизни общества

 

* См., напр.: Севортян Р. Э. Армия в политическом режиме стран совре­менного Востока. М.: Наука, 1973 (Глава IV "Армия у власти", с. 102—122);

Мирский Г. И. "Третий мир": общество, власть, армия. М.: Наука, 1976 (Глава III "Военные у власти", с. 180—295).

 

 должного внимания не уделялось. Считалось возможным обхо­диться прежде всего решениями съездов КПСС, постановлениями ЦК КПСС, Политбюро и Секретариата ЦК КПСС.

В современной России в соответствии со статьей 59 ее Конституции защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Россий­ской Федерации. Это ключевое конституционное положение предопре­деляет позиции самого государства, его граждан, властей и соответствующей области науки в данной сфере жизни общества. Среди основных правовых документов Российской Федерации по вопросам безопасности и защиты России надо по меньшей мере назвать следующие:

— Закон Российской Федерации "О безопасности" (5 марта 1992 г.);

— Указ Президента РФ "О создании Вооруженных Сил Российской Федерации" (7 мая 1992 г.);

— Указ Президента РФ "Об образовании Совета безопасности Российской Федерации" (3 июня 1992 г.);

— Закон Российской Федерации "О внешней разведке" (8 июля ?2г.);

— Закон Российской Федерации "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" (24 сентября 1992 г.);

— Закон Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" (1 апреля 1993 г.);

— Федеральный Закон "О днях воинской славы (победных днях) России" (13 марта 1995 г.).

 Во властной сфере в этих условиях особое место занимают защит­ные, охранные установки, наличные силовые формирования, идеологи­ческие и информационные акции и учреждения.

Защита Отечества, государства, основ конституционного строя предполагает официально существующий порядок охраны, обороны, сохранения установленного Конституцией государственного устройст­ва. Такого рода защита предусмотрена и в статье 56 Конституции Рос­сийской Федерации. В условиях вводимого для этого чрезвычайного по­ложения могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод граждан с указанием пределов и срока их действия.

Особое место в этой специфической области знания и власти зани­мает собственно военная политика — составная часть общей политики "государства и иных субъектов власти, непосредственно связанная с соз­данием и развитием военной организации, ее подготовкой, способно­стью и готовностью к применению средств вооруженной борьбы для за­щиты государства и достижения других его политических целей. Воен­ную политику в той или иной стране могут проводить как государство, правящие партии и организации, так и оппозиционные силы и органи­зации.

Выработанная военная политика конкретизируется в официальных военных доктринах, военной стратегии и практике военного строитель­ства. Нередко в ее рамках выделяют оборонную политику, связанную с защитой данной страны. Оборонная политика иногда трактуется как синоним военной, чтобы не делать акцент на военной стороне дела в ус­ловиях перемен во внешней политике.

Поэтому можно сказать, что политика оборонная (в области обо­роны) и есть политика государства и его органов, направленная на на­дежную защиту страны от внешнего нападения. Она вырабатываемся и проводится в рамках официальной деятельности властей конкретного государства. Оборонная политика последовательно охватывает подго­товку народа и вооруженных сил к отпору агрессии, а также подготов­ку к этому тяжелому испытанию экономики, систем здравоохранения, образования и воспитания, возможностей культуры и искусства.

Военная доктрина — система официальных взглядов и положений (не всегда и не во всем предающихся огласке), которые устанавливают порядок военного строительства, подготовки государства и его воору­женных сил к возможной войне, к защите Отечества. Согласно Консти­туции Российской Федерации, военную доктрину России утверждает президент.

В этой ответственной сфере в государстве создается и действует во­енное ведомство, т. е. учреждение или совокупность учреждений, обслу­живающих сферу государственного управления вооруженными силами.

Ключевую роль играет военная служба — один из важнейших ви­дов государственной службы. Она имеет своим предназначением обес­печение безопасности, военной защиты государства, его населения и территории, неприкосновенности его границ. Как гласит Конституция Российской Федерации, гражданин РФ несет эту службу в соответствии с федеральным законом и в установленных законом случаях имеет пра­во на ее замену альтернативной гражданской службой.

В мировой и отечественной практике принято отводить важную роль военным властям (англ. military authorities). Прежде всего это: 1) военачальники и соответствующие органы управления (применительно к вооруженным силам данное понятие используется редко); 2) армей­ские и флотские чины, исполняющие государственно-административ­ные функции, например в условиях оккупационной деятельности на чу­жой территории.

Многовековая властная практика вызвала к жизни и такое явление и понятие, как милитакратия (англ. militacracy, от лат. militaris — воен­ный). Это власть военных в обществе, непропорционально высокий, со­циально неоправданный уровень их участия в высших властных струк­турах, засилье в высшем эшелоне.

Крайний, но в мировой практике довольно частый и тяжелый слу­чай — военная диктатура со всеми ее антидемократическими проявле­ниями и последствиями. История дает много ее примеров и в прошлом, и в настоящем, а список имен диктаторов поистине необъятен.

В этой военной связке есть еще одно серьезное явление, имеющее отношение к власти, — военный переворот, т. е. государственный пере­ворот, совершенный военными, с опорой на военных или приведший к власти военных.

В целом отметим, что и грядущие времена еще не скоро снимут с повестки дня военную кратологию, не скоро снизят и отменят ее акту­альность.

льно к вооруженным силам данное понятие используется редко); 2) армей­ские и флотские чины, исполняющие государственно-административ­ные функции, например в условиях оккупационной деятельности на чу­жой территории.

Многовековая властная практика вызвала к жизни и такое явление и понятие, как милитакратия (англ. militacracy, от лат. militaris — воен­ный). Это власть военных в обществе, непропорционально высокий, со­циально неоправданный уровень их участия в высших властных струк­турах, засилье в высшем эшелоне.

Крайний, но в мировой практике довольно частый и тяжелый слу­чай — военная диктатура со всеми ее антидемократическими проявле­ниями и последствиями. История дает много ее примеров и в прошлом, и в настоящем, а список имен диктаторов поистине необъятен.

В этой военной связке есть еще одно серьезное явление, имеющее отношение к власти, — военный переворот, т. е. государственный пере­ворот, совершенный военными, с опорой на военных или приведший к власти военных.

В целом отметим, что и грядущие времена еще не скоро снимут с повестки дня военную кратологию, не скоро снизят и отменят ее акту­альность.