3. Информационно-математический блок знаний о власти (арифметика, алгебра и геометрия власти, информатика власти)

.

3. Информационно-математический блок знаний о власти (арифметика, алгебра и геометрия власти, информатика власти)

Важной и перспективной характеристикой и тенденцией любой власти, как и любой области науки о власти, является стремление к оп­ределенности, точности, четкости. Разумеется, речь здесь идет о власт­ных лицах, заинтересованных в конечном успехе осуществления власт­ных функций. Что же касается реальной практики властвования, то в ней нередко используются любые способы и методы, в том числе хит­рости, уловки, обман. Но это уже относится к путям прихода к власти, удержания власти и т. д.

В данном блоке знаний мы хотим отметить те области науки, ко­торые могут и должны способствовать укреплению власти и ее реа­лизации. Это блок математического знания, а теперь в растущей сте­пени — математически-информационного. Здесь на первом плане стоит сама математика (от арифметики до высшей математики). Здесь же и информатика, получившая за последние полвека огромное развитие как наука.

Арифметика власти (англ. arithmetic of power, от греч. arithmos — число) — образное осмысление, а также поддающееся теоретическому

* Подорога В. А. Власть и познание (археологический поиск М. Фуко) // Власть. Очерки современной политической философии Запада. М., 1989. С. 206.

**См.: Философия власти. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1993. С. 80.

 

описанию изложение начал, основ власти, которые должны быть xopoшо знакомы каждому гражданину и позволять ему понимать, подсчиты­вать свои выгоды, трудности и неудачи, плюсы и минусы, обусловлен­ные реальной властной практикой. Без преувеличения можно сказать, что в случае серьезного выделения наук о власти, системы ее областей, несомненно, речь пойдет и об арифметике власти как изначальной ком­плексной области кратологии, подобно тому как правомерно и обраще­ние к азбуке власти.

Арифметика, математическое осмысление и классификация знаний о власти, об обществе в целом — процедура, восходящая к истокам древнего мира, мыслителям прошлых веков.

Т. Гоббс (1588—1679) не зря писал: "Искусство строительства и сохранения государства, подобно арифметике и геометрии, основано на определенных правилах, а не только на практике (как игра в тен-. нис)"*.

Через века проходят попытки выдвижения и обдумывания фило­софии математики, философии физики, философии геометрии, а вслед за ними и философии власти, философии политики и филосо­фии права.

Нидерландский философ Б. Спиноза (1632—1677), будучи последо­вательным сторонником французского философа — математика и ес­тествоиспытателя Р. Декарта (1596—1650) и следуя его методу, считал, что только математический способ мышления ведет к истине. Это поз­воляет человеку лучше познавать свои собственные силы и порядок природы, помогает ему руководить собой, устанавливать для себя пра­вила и воздерживаться от бесполезных вещей**. Эти идеи пронизыва­ют главный труд Б. Спинозы "Этика, доказанная в геометрическом по­рядке" (1677)***.

Путем такого рода математико-геометрического анализа Б. Спино­за приходил к выводу, что "общество может утвердиться только в том случае, если оно присвоит себе право каждого мстить за себя и судить о том, что хорошо и что дурно. А потому оно должно иметь власть пред­писывать общий образ жизни и установлять законы, делая их твердыми не посредством разума, который ограничить аффекты не в состоянии, но путем угроз. Такое общество, зиждущееся на законах и власти само­сохранения, называется государством, а люди, находящиеся под защи­той его права, — гражданами"****.

Для нас подобные экскурсы особенно полезны потому, что они по­казывают, как самыми разнообразными путями и с применением на ка­ждом этапе истории возможностей всех наук шло нелегкое познание та­ких сложных и загадочных феноменов, как общество, государство, власть.

Сегодня можно как угодно воспринимать В. И. Ленина, судить о нем, критиковать и его мысли, и его дела, но остается фактом, что у не­го есть немало оценок, суждений и характеристик, вошедших в арсенал (особенно кратологический, политический) человеческой мысли.

Увлеченный, подчас излишне увлеченный, собственно полити­кой, он сказал немало интересного о том, что относится к самой

 * Гоббс Т. Соч.: В 2 т. М.: Мысль, 1991. Т. 2. С. 162; см. также с. 30, 31, 508.

** Краткая философская энциклопедия. М., 1994. С. 434.

*** Антология мировой философии: В 4т. М., 1971. Т. 2. С. 350.

****Тамже.С.391.

 

власти. "Политика больше похожа на алгебру, чем на арифметику, и еще больше похожа на высшую математику, чем на низшую"*. Это из знаменитого в свое время ленинского труда "Детская бо­лезнь "левизны" в коммунизме". Чуть раньше на страницах этого же труда он писал: "...политика есть наука и искусство, которое с не­ба не сваливается, даром не дается..."** Хотя в центре высказыва­ний здесь звучит политика, но к власти это относится даже в еще большей мере.

Власть больше похожа на алгебру, чем на арифметику. Но труд­ность пока еще в том, что теория власти с позиций ее социального смысла и роли толком еще не осмыслена и не разработана. Поэтому по­ка можно сказать так: алгебра власти (algebra of power) — это форми­рующаяся область знания, образное выражение, характеризующее .сложности познания и функционирования механизмов власти, и прежде всего государственной власти, трудности освоения политическими ли­дерами своих обязанностей, обретения опыта властвования и умения ориентироваться в коридорах власти.

В перспективе алгебра власти может и должна оформиться в каче­стве одной из комплексных областей знаний о власти наряду с анатоми­ей власти, географией власти, философией власти, физикой власти и другими областями знаний о власти. Алгебра власти вполне может быть представлена в виде определенной суммы знаний высокого поряд­ка сложности в области теории и практики власти. В ней правомерно применение и использование математического аппарата и математиче­ского моделирования.

Больше того, можно пользоваться и этими, и другими понятиями в теории власти. Таков, например, алгоритм власти — заимствованное в высшей математике понятие, позволяющее применительно к сложной сфере власти и государственной службы характеризовать набор правил, опирающихся на знания, опыт и интуицию властвующего субъекта и дающих ему возможность практически без дополнительных усилий ре­шать ту или иную государственную (политическую) задачу из некоторо­го класса однотипных задач.

Поскольку с вычислительными процедурами связаны такие науки, как геометрия и тригонометрия, мы упоминаем и о них в этом блоке знаний.

Геометрия власти (англ. geometry of power, от греч. geometria—зе­млемерие) — межотраслевая прикладная дисциплина, формирующаяся наука о пространственном распространении и распределении власти, ее объемах, а также способах их изучения и измерения.

Ученые разных эпох и направлений не раз обращались к проблема­тике геометрии при осмыслении общественных и естественных явлений и процессов. Так, о геометрии вел речь Д. Юм (1711—1776) в "Трактате о человеческой природе"***.

Особенно много рассуждал о геометрии Т. Гоббс. В своем знаме­нитом произведении "Левиафан, или Материя, форма и власть госу­дарства церковного и гражданского" (1651) он писал: "...если ариф­метика учит нас сложению и вычитанию чисел, то геометрия учит нас тем же операциям в отношении линий, фигур (объемных и плоских),

* Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 41. С. 88.

** Там же. С. 65.

*** См.: Антология мировой философии: В 4 т. Т. 2. С. 589—590.

 

 узлов, пропорций, времен, степени скорости, силы, мощности и т. д."*.

Т. Гоббс не зря называл геометрию "матерью всех естественных на­ук"** и отмечал, что "Платон, величайший из греческих философов, не принимал в свою школу тех, кто не был уже в той или иной мере зна­ком с геометрией"***. А еще ранее в "Основах философии" (1655) Т. Гоббс прямо называл геометрию частью философии****, говорил и о физике как части философии, о философии морали и философии госу­дарства, подчеркивал важность геометрии и физики для понимания фи­лософии государства*****.

Есть основания полагать, что рано или поздно эта проблематика будет способствовать более глубокому и обстоятельному познанию фе­номена власти.

На базе математического знания, его методологии и процедур наи­более серьезные перспективы для власти открывает информатика, представляющая собой крупнейший социокультурный феномен совре­менности.

Входя в XXI век, государства, наука, граждане стремятся понять, уяснить, установить, какие ориентиры, какие маяки должны быть для них главными, из чего исходить, чтобы устроить благополучную, обеспеченную, безопасную, стабильную жизнь человека и общества. В числе этих маяков на переломе столетий, эпох и тысячелетий мож­но назвать по меньшей мере семь важнейших ключевых факторов, слагаемых, проблем, являющихся определяющими и для России, и для человечества. Это — Экономика, Власть, Информатика, Образова­ние, Наука, Культура, Право. Вокруг этих вопросов идут и будут идти обсуждения и споры, вокруг них будут сосредоточены усилия, направ­ленные на то, чтобы получить иной мир, более полно отвечающий ин­тересам и надеждам людей всех возрастов, наций, сословий, людей бо­гатых и тех, кто хочет уйти от бедности и нищеты, изменить жизнь к лучшему.

Столь многопланово охватить насущные ключевые вопросы в од­ной книге, конечно, вряд ли возможно. Поэтому мы обратились лишь к некоторым, но очень важным вопросам, прямо связанным с властью, а в данном случае и с информатикой. Безусловно, власть должна стано­виться все более демократичной и стабильной и обеспечить успокоение и подъем России. И служить ей должно такое относительно новое явле­ние, как информатика, открывающая перспективы благополучного ин­формационного общества.

Недавние наши публикации последнего времени в условиях существо­вания новой Конституции Российской Федерации и многих законодатель­ных актов, регулирующих функционирование властной сферы и местно­го самоуправления, позволяют, как нам представляется, по-новому взгля­нуть на власть, глубже ее осмыслить, полнее понять ее определяющую роль в политической жизни, в выработке и проведении в жизнь различных направлений политики и строить собственно власть по-новому.

 

* Гоббс Т. Соч.: В 2 т. / Пер. с лат. и англ. М.: Мысль, 1991. Т. 2. С. 30; см. также с. 33, 79, 274, 507.

**Тамже. С. 510.

*** Там же.

**** См.: Гоббс Т. Соч. М., 1989. Т. 1. С. 123.

***** См. там же. С. 125.

 

Сегодня главным помощником, условием успехов власти становит­ся информация, информатика, информатизация. Именно развитие ин­формации, новаторское осмысление информатики, осуществление ин­форматизации различных сторон жизни людей, создание воистину но­вого информационного общества создают совершенно новые, особые условия и перспективы жизни общества, развития его экономики, вла­сти, образования, науки, культуры и в целом движения к будущему. Причем надо обратить внимание на то, что, как уже отмечалось в печа­ти, информация и информатика играют всевозрастающую социальную роль*. Именно эта мысль и лежит в основе настоящей главы.

Информация (от лат. informatio — разъяснение, изложение) — одно из фундаментальных понятий современной науки и политики; первона­чально — сведения, передаваемые людьми устно, письменно или иным способом; с середины XX века — обмен сведениями между людьми, че­ловеком и автоматом, автоматом и автоматом, обмен сигналами в жи­вотном и растительном мире, передача признаков от клетки к клетке и т. д. Сбор, получение, анализ, хранение, выдача, использование инфор­мации — важнейшее условие функционирования общества, государства и власти.

В нынешних средствах массовой информации, особенно работаю­щих в интересах властей, принято различать информацию достовер­ную, надежную, объективную, т. е. новости, подтвержденные видеокад­рами или ежедневными сообщениями о событиях, являющихся темой регулярных передач программ новостей без комментариев; информа­цию разоблачительную; кратологическую, политическую информацию с анализом событий.

Российский ученый И. И. Юзвишин предложил название новой уни­версальной науки — информациология и опубликовал монографии под таким названием (1993, 1996)**. По его мнению, это — наука, включа­ющая фундаментальное исследование процессов и явлений микро- и ма­кромиров Вселенной, обобщение практического и теоретического ма­териала физико-химических, астрофизических, ядерных, биологиче­ских, гуманитарных и других исследований с единой информационной точки зрения.

В интересах общества и власти выделяют отдельные классы ин­формации: научная, техническая, технологическая, социальная, поли­тическая, экономическая, психологическая, нормативная, экологиче­ская, космическая, гуманистическая, военная, оборонная, разведыва­тельная и др. Целесообразно, на наш взгляд, специально выделять кратологическую информацию.

Сегодня одной из важнейших сторон деятельности государствен­ной власти в России является решение проблем информатизации стра­ны. В соответствующем федеральном законе указывается, что инфор­матизация представляет собой организационный, социально-экономический

 

* См.: Готт В. С., Семенюк Э. П., Урсул А. Д. Социальная роль информа­тики. М.: Знание, 1987. 64 с.; Сухина В. Ф. Человек в мире информатики. М.: Ра­дио и связь, 1992. Ill с.; Моргунов Е. Б. Человеческие факторы в компьютер­ных системах. М.: Тривола, 1994. 272 с.; Халипов В. Ф. Власть и информатика// Интеллектуальный мир. 1997. № 13. С. 4.

** Юзвишин И. И. Информациология, или Закономерности информацион­ных процессов и технологий в микро- и макромирах Вселенной. 4-е изд. М.: Ра­дио и связь, 1996. 215 с.

 

 и научно-технический процесс создания оптимальных усло­вий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов государственной власти, органов местного са­моуправления, организаций, общественных объединений на основе формирования и использования информационных ресурсов. Право­мерно считать, что именно здесь проверяется и оценивается уровень зрелости общества, развитости страны, степень готовности государст­венной власти к наилучшему исполнению своего предназначения, сво­ей роли.

Вступая в XXI век, народ — властитель в демократическом общест­ве — и может, и должен обладать всеобъемлющей информацией, уве­ренно ориентироваться в информатике как системе знаний и совокуп­ности технических средств и систем, активно участвовать в процессах информатизации своей жизни.

Сегодня лидирует тот, кто владеет полной и своевременной ин­формацией. Целенаправленная информация важна для создания имиджа властей, политики и политиков, она способна организовы­вать и направлять поведение больших групп людей. Возрастание ро­ли такой информации привело к появлению политического марке­тинга (рынка).

В последние годы в России проблемы информации, информатики, информатизации выделяются на государственном уровне во многих до­кументах властей — законах, указах, постановлениях, ориентирующих деятельность министерств и ведомств. Эти документы предусматрива­ют создание и функционирование многочисленных информационных (информационно-аналитических) центров, управлений, иных подразде­лений во властно-административных, научных, образовательных струк­турах.

В настоящее время информатика вышла на широкие социальные просторы, ее роль постоянно растет и будет расти.

Информатика (information sciences) — отрасль науки, изучающая структуру и свойства научной информации, вопросы ее сбора, хранения, поиска, обработки и использования. Она многое дает обществу и власти, но и многого от них требует. Во главе процесса внедрения и развития информатики должны стоять главные действующие субъекты об­щества и государства, олицетворяющие реальную (в том числе инфор­мационную) власть.

Для власти настала пора информационного реализма, деловитости, системного научного подхода. Именно реализм побуждает признать, что сегодня в России школьники знают об информатике больше, чем взрослые. Место информатики теперь не только в рядах технических*, но и среди гуманитарных наук. Наряду с общей информатикой нужны история информатики, теоретическая и практическая информатика, со­циальная информатика, экономическая, прикладная, сравнительная, экспериментальная, вспомогательная, военная информатика, социоло­гия и философия информатики, психология информатики и даже этика

 

* См.: Система и средства информатики: Ежегодник//АН СССР. М.: Нау­ка, 1989. 258 с.; Киныгин Ю. М. Индустрия информации. Киев, 1987. 151 с.; Бау­эр Ф. Л., Гооз Г. Информатика: Ввод. курс: В 2 ч. / Пер. с нем. М.: Мир, 1990. Ч. 1. 324 с.; Ч. 2. 742 с.; Системная информатика. Новосибирск: Наука, 1991. 295 с.;

Прикладная информатика. Сб. ст. / Под ред. В. М. Савинкова. М.: Финансы и статистика, 1989. 190с.

 

и эстетика информатики и, наконец, правовая информатика и информа­тика власти*.

Информатика для власти — это предмет неустанных забот и хло­пот. Необходим поворот внимания к ней общественных наук, системы образования и простых граждан.

Крайне важное значение приобретает информационная безопас­ность — защита информации, программ и информационных сетей от несанкционированного доступа к ним, осуществляемого с целью рас­крытия, изменения, использования или разрушения тех или иных дан­ных. Такая безопасность необходима в системе государственной власти, особенно в ее высших сферах и силовых структурах. Достигается она посредством применения программных, аппаратных и криптографиче­ских методов и средств защиты, а также путем использования комплек­са соответствующих организационных действий и мер.

Информатика как важнейшая сфера деятельности требует основа­тельного правового оформления. Можно вспомнить, в частности, что еще в 1991 году в стране вышла в свет книга Ю. М. Батурина "Пробле­мы компьютерного права". К настоящему времени издано много право­вых документов в области информатизации. На повестке дня — оформ­ление самостоятельной области права — информационного права. Та­кие шаги делаются и на Западе, и в России. У нас появились свои первые научные и учебные издания по информационному праву**, дей­ствуют кафедры, лаборатории в целом ряде вузов. Это проблема, кото­рая сейчас рассматривается и изучается в высшей школе самых различ­ных государств.

Информация, информатизация, информатика, информационное право для общества, для государственной власти — это область безого­ворочно приоритетная, открывающая перед властью, перед всеми гра­жданами впечатляющие перспективы решения важнейших проблем, со­хранения России в ряду уважаемых стран мирового сообщества. Только чрезвычайно важно не допустить информационной диктатуры, ибо рас­тущий уровень информатики делает все более реализуемой задачу от­слеживания каждого крупного шага каждого человека на планете, и станет посильным управление всей планетой из мощного по информа­ционным ресурсам центра.

Завершая информационно-математический блок знаний о власти, мы переходим теперь к заключительному блоку данной главы и прак­тически всей книги. Мы выходим на технико-технологический блок знаний, который фактически связан со всей наукой о власти в широком

 

* Первые издания уже вышли: Рожнов В. А., Рожнова С. В. Почвенная ин­форматика. М.: Изд-во МГУ, 1993. 189 с.; Правовая информатика и кибернети­ка / Под ред. Н. С. Полевого. М.: Юрид. лит., 1993. 528 с.; Расюлов М. М., Эль-кин В. Д., Рассолов И. М. Правовая информатика и управление в сфере пред­принимательства: Учеб. пособ. М.: Юристъ, 1996. 480 с.; Евдокимов В. В. и др. Экономическая информатика: Учебник. Спб.: Питер, 1997. 592 с.; Экономиче­ская информатика и вычислительная техника: Учебник // П. А. Титоренко, Н. Г. Черняк, Л. В. Еремин и др. М.: Финансы и статистика, 1996. 336 с.; Скрипкин Н. Г. Финансовая информатика: Учеб. пособ. М.: ТЕИС, 1997. 160 с.; Халипов В. Ф. Информатика и власть: Интеллектуальный мир. 1997. № 4. С. 13. Халипова В. Е. Информатика и право: коэволюция и интеграция. М.: Изд-во МГУ, 1998. 44 с.

** См.: Агапов А. Б. Основы государственного управления в сфере инфор­матизации в Российской Федерации. М.: Юристъ, 1997. 344 с.; Копылов В.А. Ин­формационное право: Учеб. пособ. М.: Юристъ, 1997. 472 с.

 

смысле слова. Дело в том, что он питается от всех других комплексов знаний и во многом важен для них и полезен, так как сам насыщает их мыслями, идеями, предложениями, прямо относящимися к технике и процедурам правления. Как же с учетом технико-технологических со­ображений строить власть, что учитывать, с чем считаться, из чего ис­ходить, чем руководствоваться, чего достигать?

ед­принимательства: Учеб. пособ. М.: Юристъ, 1996. 480 с.; Евдокимов В. В. и др. Экономическая информатика: Учебник. Спб.: Питер, 1997. 592 с.; Экономиче­ская информатика и вычислительная техника: Учебник // П. А. Титоренко, Н. Г. Черняк, Л. В. Еремин и др. М.: Финансы и статистика, 1996. 336 с.; Скрипкин Н. Г. Финансовая информатика: Учеб. пособ. М.: ТЕИС, 1997. 160 с.; Халипов В. Ф. Информатика и власть: Интеллектуальный мир. 1997. № 4. С. 13. Халипова В. Е. Информатика и право: коэволюция и интеграция. М.: Изд-во МГУ, 1998. 44 с.

** См.: Агапов А. Б. Основы государственного управления в сфере инфор­матизации в Российской Федерации. М.: Юристъ, 1997. 344 с.; Копылов В.А. Ин­формационное право: Учеб. пособ. М.: Юристъ, 1997. 472 с.

 

смысле слова. Дело в том, что он питается от всех других комплексов знаний и во многом важен для них и полезен, так как сам насыщает их мыслями, идеями, предложениями, прямо относящимися к технике и процедурам правления. Как же с учетом технико-технологических со­ображений строить власть, что учитывать, с чем считаться, из чего ис­ходить, чем руководствоваться, чего достигать?