§1. Базовые элементы идеологии национально-государственного строительства

.

§1. Базовые элементы идеологии национально-государственного строительства

Конкретные тенденции в сфере практической политики всегда в той или иной мере опираются на определенную систему ценностей, обеспечивающую идеологическое обоснование этой практики. Среди факторов обеспечения це­лостности РФ идеологические источники имеют важное значение. Это тем более так, поскольку последнее десятилетие оказалось, с формальной точки зрения, первым в собственно "постсоветской" истории страны, Т.е. идеологи­ческие процессы, развивающиеся как на уровне элит, так и массового сознания с неизбежностью несли на себе печать духовных процессов прошлого.

Именно поэтому, целесообразно выделить кратко основополагающие подходы к национально-государственному строительству, превалирующие как в практике советского периода, так и в более отдаленной перспективе. Наряду с этим, нельзя не учитывать и специфику того, что происходило в этой области в перестроечные годы - направленность развития многих современных про­цессов взаимоотношений Центра и регионов РФ, детерминирована, как пред­ставляется, именно практикой второй половины 80-х - начала 90-х годов.

В рамках данного рассмотрения мы не будем подробно анализировать дискуссии по вопросу об историческом прошлом России в аспекте националь­но-государственном, В целом мы не склонны интерпретировать его либо только в розовых тонах, либо исключительно в негативном плане - как "крова­вую колониальную империю" и "тюрьму народов".

В значительной мере стабильность России была обусловлена сложив­шимся феодально-патриархальным типом империи, где важную роль играли собственно военные и геополитические интересы. Достаточно высокая внут­ренняя стабильность была связана с принятой системой административно-территориального деления. Следует заметить, что колоний в том смысле, ко­торое это понятие приобрело в эпоху капитализма, у России не было.

Формирование союза народов, а не территорий, а именно это по своей су­ти представляло собой российское многонациональное государство, происхо­дило по-разному - история создания империи знает как мирные, так и насиль­ственные формы. Вместе с тем, нельзя не сказать и о том, что входившие в состав империи народы, прежде всего в лице своих элит, пользовались нема­лыми выгодами, в том числе такой существенной, как гарантия защиты. Нема­ловажно, что существовали различия в договорных условиях вхождения от­дельных народов в империю, связанные с политическими обстоятельствами и культурно-исторической спецификой. Наряду с тем, что в дореволюционной России достаточно бережно (по сравнению с другими странами того времени) относились к своеобразию населявших ее народов, не следует отрицать опре­деленных русификаторских тенденций, проявлявшихся в отдельных регионах империи. В целом, по нашему мнению, справедливой является точка зрения о том, что представители русского этноса испытывали гнет со стороны государ­ства и господствующих классов отнюдь не меньший, чем представители других народов.

Как известно, созданные в советский период российской истории нацио­нальные территории зачастую игнорировали исторически сложившуюся многонациональность страны. Произвольно проведенные границы охватывали далеко не моноэтнические территории, что служило, по крайней мере, в пер­спективе, объективной предпосылкой межнациональной напряженности. В процессе национально-государственного строительства советского периода был также установлен принцип этнической иерархии. В соответствии с этим принципом нации получили разный статус. Произошло разделение на респуб­лики союзные и автономные, национальные автономные области и округа. Право наций на самоопределение вплоть до отделения стало внутри конститу­ционной нормой и внешнеполитическим принципом советского государства. Последнее формально делало Советский Союз уже на момент его формирова­ния не более чем "союзом суверенных или независимых государств".

В литературе приводятся различные точки зрения по вопросу о том, б ка­кой мере провозглашенные принципы были реализованы на практике в годы советской власти. Мы выделим "концептуальный аспект", который не ста­вится под сомнение большинством авторов. Марксистско-ленинская теория национального вопроса исходила из того: что "народ" или "нация" есть, преж­де всего, этническая общность и именно она изначально обладает неким "ис­торическим" правом на "свое" государство: и только она обеспечивает его ле­гитимную основу. Именно эта идея, так или иначе, использовалась в работе институтов социализации в течение всей истории советского общества - в сис­теме образования, материалах средств массовой информации. Другое дело, что на уровне массового сознания она присутствовала длительное время в не ак­туализированном, потенциальном плане.

В перестроечный период идеологические конструкции, содержащие идею этнического государства, становятся важным фактором политической реаль­ности. В борьбе за власть старые и новые политические силы предлагали свои варианты решения проблем. Показательно, что в отличие от подходов к дру­гим сферам, видение путей совершенствования межнациональных отношений представителями наиболее влиятельных в первое перестроечное пятилетие политических сил в одном существенном моменте оказалось пересекающимся с видением их оппонентов. Как у коммунистов, так и у демократов среди цен­тральных концептуальных посылок реформирования находился принцип эт­нической территории и национального самоопределения.

В этой связи следует сказать и о некоторых других обстоятельствах. Из­вестно, с какой настойчивостью пропагандировались в первые перестроечные годы идеи регионального хозрасчета, ориентировавшие республиканские со­ставляющие общесоюзной экономики на быстрое обособление. В массовом сознании это сопрягалось с национальным эгоизмом, что, в свою очередь, спо­собствовало усилению претензий со стороны титульной (давшей название республике) нации на особую роль и особое положение в жизни региона. На роль носителей идеи национального суверенитета в подавляющем большинст­ве выдвинулись представители титульных наций, лидеры национальных дви­жений. Принятые во всех бывших союзных республиках декларации о сувере­нитете гарантировали по существу разный объем прав титульным нациям и всем остальным. Немаловажным фактором явились объективно невысокий уровень политической культуры и неразвитость гражданского общества.

Характерно, что указанные политико-идеологические построения соста­вили концептуальную основу деятельности тех "реформаторских" сил, кото­рые в начале 90-х годов пришли к власти в РФ- С одной стороны, эти принци­пы идейно подкрепляли их борьбу за власть с Союзным центром, с другой стороны - служили усилению радикальных националистических сил в союз­ных республиках.

Как известно, российский парламент в одностороннем порядке объявил о верховенстве своих законодательных актов нал союзными, о ликвидации со­юзных органов и общественных организаций, поглощении союзной собствен­ности и т.п. Для усиления своих позиций собственно в регионах РФ (прежде всего в национально-территориальных образования) был, выдвинут печально известный тезис "берите суверенитета сколько захотите". Показательно, что последующие события развивались в той же самой логике - только теперь под сомнение ставились собственно общероссийские законы, верховенство кото­рых оспаривалось в республиках РФ.

В этой связи актуальным оказывается вопрос о степени распространенно­сти и поддержки обсуждаемых выше идеологических конструкций? Начнем с вопроса о том, какие оценки среди экспертных групп в регионах получили основные составляющие этнической идеологии в той ее части, которая напря­мую соотносится с вопросами национально-государственного устройства и стабильности в РФ?

В таблицах 2.1 -2.3 приведены распределения ответов экспертов на вопрос "Считаете ли Вы, что каждый народ, проживающий на территории Российской Федерации должен иметь самостоятельную государственность?"

Полученные данные с очевидностью фиксируют несколько важных мо­ментов.

Во-первых, В значительном большинстве представленных регионов экс­перты отрицают идею "одна нация - одна государство". Во-вторых, серьезную поддержку данный тезис встречает среди экспертов, представляющих респуб­лики в составе РФ, прежде всего республики Северного Кавказа. В-третьих, показательной является динамика оценок во времени. Сравнение приведенных данных с результатами ответов на аналогичный вопрос, полученных в начале 90-х годов в других регионах, говорят о достаточной стабильности представи­телей экспертных групп по этому вопросу. Сейчас, как и в прошлые годы, обсуждаемая идея в целом пользуется большей поддержкой в республиках, а не в краях и областях РФ.

Другой составляющей концепции "одна нация - одно государство" явля­ется идея о праве выхода национальных территорий из федеративного образо­вания. Процессы, развивающиеся в сфере межнациональных отношений на территории бывших СССР, СФРЮ, равно как и в ряде других стран показы­вают, что именно борьба за отделение является важнейшей целью сепарати­стов. Чрезвычайно важно при этом то обстоятельство, что борьба за сецессию, с одной стороны, и за сохранение целостности территорий - с другой, практи­чески всегда оказывается "вписанной" в борьбу ведущих геополитических сил. Т.е. локальные, на первый взгляд, территориальные проблемы приобретают глобальное измерение. Причем касается это не только политического, военно­го, экономического, но и собственно информационно-культурного "измере­ния". Именно поэтому, категория степени поддержки идеи "права наций на отделение" может рассматриваться в качестве основного информационного ресурса, с помощью которого происходит "оправдание" сепаратистских дейст­вий как внутри той или иной территории, так и за ее пределами, т.е. среди т.н. мирового общественного мнения.

Обратимся к распределению ответов экспертов на вопрос "Должны ли, по вашему мнению, республики, входящие в Российскую Федерацию, иметь пра­во выхода из нее?" (См. Таблицы 2.4 и 2.5).

Итак, тезис о праве выхода республик из состава РФ пользуется доста­точно серьезной поддержкой среди экспертных групп. Характерно, что под­держка эта присуща представителям экспертов как из республик, так и из кра­ев и областей РФ. По существу, можно говорить о том, что такая базовая со­ставляющей сепаратизма как "право на отделение" продолжает укореняться в сознании тех групп, которые имеют прямое отношение к обеспечению власти в регионах. Показательно, что за время сравнительных экспертных исследова­ний в регионах (которые проводятся нами уже в течение последних 8 лет) доля лиц, положительно относящихся к праву республик к выходу из состава РФ, практически не уменьшается. Прежде всего, это относится к экспертам - пред­ставителям республик Северного Кавказа.

Рассматривая отношение экспертов к идеям "одна нация - одно государ­ство" и "права выхода республик из состава РФ" в совокупности, отметим и такую особенность. В более отрицательном плане эксперты относятся к идее, условно говоря, более абстрактного характера. Тогда же, когда вопрос перево­дится в конкретную плоскость, потенциальная поддержка российского сепара­тизма становится более очевидной.

Отмечая, по данным наших исследований, серьезную предрасположен­ность региональных элит к поддержке идеи выхода республик из состава РФ, правомерно задать следующий вопрос. В какой мере ключевые тезисы сепара­тизма могут быть поддержаны российским населением в целом?

В таблице 2.6 и 2.7 приводятся данные об отношении населения к прин­ципу самостоятельной государственности для каждого народа РФ и праве выхода республик и регионов из состава РФ. Последние свидетельствуют, что в целом среди населения достаточно высокой оказывается распространенность компонентов идеологии "одна нация - одно государство". В логической связи с этим оказывается поддержка тезиса о праве выхода из состава РФ. Причем особенно тревожным выглядит обстоятельство достаточно высокой поддержки этой идеи. Право выхода из состава РФ находило поддержку как у половины опрошенных среди представителей титульных наций, так и около трети рес­пондентов-русских, проживающих в этих регионах. Анализ распределений в социально-профессиональных группах титульных наций показывает, что наи­более этноцентрично настроены представители интеллигенции не занятой на производстве и студенчество.

Показательно, что зафиксированные нами тенденции получили свое под­тверждение и в ходе исследований других аналитических центров. Так, в ходе общероссийских опросов Фонда "Общественное мнение", проведенных в июне 1999 года были получены следующие результаты. Вопрос: "Сегодня в неко­торых многонациональных странах возникают конфликты из-за того, что представители одной нации добиваются для себя отдельного государства, Од­ни считают, что любая нация в составе государства имеет право выйти из него и образовать свое государство. Другие утверждают, что нарушать территори­альную целостность государства нельзя ни при каких обстоятельствах. С ка­ким мнением - первым или вторым - Вы скорее согласны?" Распределение от­ветов на поставленный вопрос оказалось следующим: согласны с первым мне­нием - 22%; согласны со вторым мнением - 64%; затруднились ответить - 14%, Значительная доля населения отдает приоритет праву на отделение в сравнении с идеей территориальной целостности страны. Показательными в этой связи являются ответы населения на вопрос: "Как Вы считаете, если бы жители какой-то автономной республики (округа) в составе России проголосо­вали на своем референдуме за отделение от России, то следовало бы или не следовало предоставить им полную государственную самостоятельность?": государственную самостоятельность следовало бы предоставить - 29%; госу­дарственную самостоятельность предоставить не следовало - 53%; затрудни­лись ответить - 18%.

Таким образом, среди населения доля респондентов, поддерживающих право выхода из состава РФ, заметно возрастает при переводе этого вопроса в плоскость практики. Т.е. около трети опрошенных поддерживает идею предос­тавления государственной самостоятельности тому "национальному" региону, который бы выразил такое желание. Особого внимания здесь заслуживает тот факт, что наиболее активно поддерживают эту идею респонденты в более мо­лодых возрастных группах (до 35 лет). Отсюда вытекает весьма высокая веро­ятность того, в перспективе доля российских граждан, готовых высказаться за те или иные формы разрушения территориальной целостности РФ может воз­растать.

ательными в этой связи являются ответы населения на вопрос: "Как Вы считаете, если бы жители какой-то автономной республики (округа) в составе России проголосо­вали на своем референдуме за отделение от России, то следовало бы или не следовало предоставить им полную государственную самостоятельность?": государственную самостоятельность следовало бы предоставить - 29%; госу­дарственную самостоятельность предоставить не следовало - 53%; затрудни­лись ответить - 18%.

Таким образом, среди населения доля респондентов, поддерживающих право выхода из состава РФ, заметно возрастает при переводе этого вопроса в плоскость практики. Т.е. около трети опрошенных поддерживает идею предос­тавления государственной самостоятельности тому "национальному" региону, который бы выразил такое желание. Особого внимания здесь заслуживает тот факт, что наиболее активно поддерживают эту идею респонденты в более мо­лодых возрастных группах (до 35 лет). Отсюда вытекает весьма высокая веро­ятность того, в перспективе доля российских граждан, готовых высказаться за те или иные формы разрушения территориальной целостности РФ может воз­растать.