Глава 8. СОЦИОТЕХНИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ В РЕГИОНАХ

.

Глава 8. СОЦИОТЕХНИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ В РЕГИОНАХ

Современные человеко-машинные системы, или как их иначе называют в литературе - антропотехнические системы, становятся все более сложными системными комплексами. Гигантская мощь созданных человеком промыш­ленных технологий делает настоятельно необходимым разграничение допус­тимых и невозможных преобразований в природе и обществе, достижение гармонического единства технических и социальных факторов и обеспечение на этой основе эффективного развития современных антропотехнических сис­тем (CATC).

Россия, переживающая весьма болезненный процесс перехода к рыноч­ным отношениям, и по сей день является крупной научно-технической держа­вой, реальным и потенциальным лидером в мире во многих ключевых облас­тях науки и техники. Отказываться от этой роли, даже в условиях кризисного состояния общества, представляется, по меньшей мере, неразумным.

С учетом необходимости дальнейшего развития научно-технического прогресса, недопустимо ждать самопроизвольного устранения существующего в стране дисбаланса технической и социальной сфер. К этому балансу необхо­димо стремиться, его надо прогнозировать, целенаправленно формировать, в том числе с учетом сложившихся в нашей стране особенностей развития ре­гионов и отраслей.

Необходимо отметить, что функционирование различных социальных ин­ститутов общества выступает в качестве условий, обеспечивающих ту или иную степень показателя эффективности развития CATC. Результативность же деятельности социальных институтов определяется, во-первых, характеристи­ками данной общественной системы в целом, во-вторых, качественным уров­нем и согласованностью развития отдельных социальных институтов общест­ва.

Важными социальными институтами являются семья, система образова­ния и подготовки кадров. При этом факторами, определяющими условиями формирования и использования квалификационного потенциала технических работников являются: уровень экономического развития страны, действующая в государстве система образования и подготовки кадров, организация управ­ления трудовыми ресурсами.

Специфические факторы развития CATC представляют собой проявление общих условий в конкретных человеко-машинных комплексах. При анализе специфических факторов целесообразно выделять уровни, в частности, такие, как территориальный комплекс, отраслевой комплекс, предприятие, техниче­ский персона!, рабочее место. Такое разделение структурирует процесс иссле­дования этих факторов, ибо каждому из уровней свойственны свои цели ис­следования, особые методологические и методические принципы анализа, своя система показателей эффективности функционирования, свои источники ин­формации, методы сбора и анализа данных. Кроме того, выделение в особую группу факторов эффективности работы оператора на рабочем месте дает воз­можность разграничить социальные факторы эффективности индивидуального и общественного развития CATC.

Рассмотрение социальных факторов на уровне территориальных ком­плексов (городов, сельских поселений, регионов) предполагает выделение проблем обеспечения трудовыми ресурсами производственных комплексов данной территориальной единицы, рационального их использования в мас­штабе региона (миграция населения и ее влияние на обеспеченность данной территориальной единицы техническим персоналом; профессиональная ори­ентация молодежи; эффективные формы профессиональной подготовки и пе­реподготовки кадров; использование труда пенсионеров). Важную роль играет анализ влияния уровня развития социальной инфраструктуры на закрепление кадров, преодоление избыточной миграции.

Социальные факторы в отраслевых комплексах - это прежде всего соци­альные параметры новой техники и технологии, характеризующие содержа­ние, условия и организацию деятельности человека на проектируемых произ­водствах. Известно, что внедрение достижений научно-технического прогрес­са не всегда имеет благоприятные социальные последствия и может приводить и к понижению уровня квалифицированности труда, росту его монотонности, напряженности и т. п. Например, введение специализированных машин, полу-автоматов и конвейерных линий, обеспечивая значительное повышение произ­водительности груда, нередко снижает уровень его содержательности, вызы­вает чрезмерный рост его интенсивности.

Поэтому оценку различных вариантов технологий и оборудования с точ­ки зрения социальных последствий их применения необходимо проводить уже на стадии проектирования. Кроме того, большое значение имеет социальная оценка уже имеющихся технических решений.

Каково же содержание проблем социально-технического взаимодействия в современном обществе?

Главная социальная проблема состоит в том, что высокий уровень разви­тия техники, как продукта человеческой деятельности, не подкреплен столь же высокой степенью развития общества, самого человека в их взаимодействии с техническими системами.

Деятельность человека, включенного в рамки современной глобальной антропотехнической системы, может вызвать последствия, как на ближайших, так и отдаленных се участках, а в известных условиях - вызвать и катастрофи­ческую перестройку всего целого.

Человек в современных условиях управляет техническими системами в условиях высокой неопределенности. Диалектическое противоречие между неэнтропийным (техника) и энтропийным (человек) звеньями современной аптропотехнической системы вызывает предпосылки к ее неустойчивому раз­витию.

При распределении функций между человеком и техникой на этапе ее проектирования выбирается один из классических подходов - машиноцентрический или антропоцентрический. Современные социотехнические системы требуют применения компромисса - равнозначного подхода.

Успешная работа человека и техники нуждается в условиях, которые про­тивопоказаны друг другу. От техники требуется, чтобы она сохраняла ста­бильное состояние при изменчивой окружающей среде. Человеку же, управ­ляющему этой техникой, для поддержания се в устойчивом состоянии (осо­бенно в критических ситуациях) нужно, наоборот, разнообразие - свобода вы­бора, широкий спектр средств и возможностей воздействия на технику.

Сегодня реально существует конфликт между людьми, создающими тех­нические системы; и людьми, их эксплуатирующими. Ведь техника - это не только власть человека над природой, но и власть человека над человеком.

Как известно, существует глубокая взаимосвязь развития науки и техники и социальных преобразований, а также развития человека, его культуры.

Что же нового вносит новый тип развития науки и техники? Он до преде­ла обостряет возникшие здесь проблемы, требуя именно высокого соприкос­новения новой техники и технологии с обществом, человеком, природой. Это становится не только жизненной необходимостью, но и непременным услови­ем эффективного применения этой техники.

Научно-техническое развитие, следуя традиционной установке все боль­шего познания и преобразования окружающего мира, постепенно втягивает в орбиту человеческой деятельности совершенно новые объекты, с необходимо­стью требующие радикального преобразования человеческого поведения в мире и отношения к этому миру. Такими объектами выступают открытые сложные, саморазвивающиеся системы (энергетические, технологические, биосоциальные, информационные, космические и другие), в которые включен и сам человек. Развитие подобных систем характеризуется их прохождением через особые состояния неустойчивости (точки биффуркации), когда случай­ные, незначительные воздействия могут привести к непредсказуемым принци­пиальным трансформациям всей системы. Здесь уже не требуется увеличение энергетического силового воздействия, а необходимо действие, основанное на зачастую незначительном энергетическом воздействии - укол в необходимом пространственно-временном фокусе, что и приводит к перестройке всей сис­темы. В саморазвивающихся синергетических системах человек и его деятель­ность не является чем-то внешним - он сам становится частью системы. Его деятельность определяется множеством различных возможностей и проблемой выбора некоторой линии развития системы. Причем этот выбор не может быть принципиально однозначно просчитан. Поэтому здесь очень важно знать такие зоны взаимодействия "человек-система", которые потенциально содержат в себе возможности катастрофических последствий. Подобные объекты начи­нают играть роль в жизнедеятельности человека, с необходимостью побужда­ют вносить существенные коррективы в ценности и смыслы техногенной ци­вилизации.

Так, нынешний этап развития цивилизации требует исключения или све­дения к минимуму экстремальных (неустойчивых) режимов развития антропотехнических систем. Поэтому устойчивое развитие социотехнических объек­тов может рассматриваться как выполнение известных рекомендаций и прин­ципов Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию общества.

Термин "устойчивое" развитие, обычно используемый в работах на рус­ском языке, является не вполне точным его переводом с английского "sustainable". Более точным и, видимо, более соответствующим духу идей, сформулированных на Конференции в Рио де Жанейро (июнь 1992 года), был бы термин "поддерживающее" развитие.

Уровень развития общества, его "цивилизованность", является следстви­ем взаимного влияния процессов развития (или деградации), как правило, трех составляющих: экономического потенциала общества, его интеллектуального и культурного ресурсов.

Интеллектуальный ресурс общества включает в себя получение нового знания (собственно наука), его распространение (все виды образования), при­менение. Ключевую роль играет получение нового знания, то есть наука. В системе: получение нового знания (наука) -его распространение (все виды образования) - применение (наукоемкие технологии, идеологическое обеспе­чение, уровень принимаемых решений и т.д.) определяющую роль играет по­лучение нового знания.

Интеллектуальный потенциал технических работников - важнейший фак­тор эффективности CATC. Он является важнейшим компонентом интеллекту­ального потенциала всего нашего общества. В свою очередь интеллектуаль­ный потенциал общества входит в состав интегрального показателя, так назы­ваемого человеческого потенциала. Последний поддается количественному измерению в виде индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП). В нем по определенным правилам суммируются три показателя качества жизни на­селения: уровень благосостояния, выражаемый в цифрах среднедушевого до­хода; состояние здоровья, выражаемое через показатель предполагаемой сред­ней продолжительности жизни; образованность, оцениваемая по уровню гра­мотности всего населения, а также доли молодежи, получающей образование в учебных заведениях.

Считается, что страны, у которых ИЧРП достигает 80 пунктов и больше, обладают высоким уровнем человеческого развития; от 50 до 79 - средним; если этот показатель меньше 50 пунктов - низким, В последние годы для Рос­сийской Федерации отмечено снижение ИЧРП с 89,4 (52-е место в мире) в 1992 году до 80,4 r 1997 году (55-е место).

Индекс развития человеческого потенциала, который иногда называют индексом развития человека, отражает качество жизни и дает возможность учесть в процессе моделирования при выработке стратегий развитие социаль­ных критериев. Вместе с тем, представляется, что в конце XX века, и особенно в начале XX! века, среди всех составляющих человеческого потенциала все большее значение приобретает интеллектуальный потенциал.

Интеллектуальный потенциал (ИП) также является интегральным, но ох­ватывает более узкий круг показателей, характеризующих интеллектуальное развитие данного общества. При количественном определении ИП интегриру­ются несколько показателей в двух взаимосвязанных областях: образованно­сти населения и состоянии науки.

Таким образом, рост интеллектуального потенциала будет определяться условиями двоякого рода: с одной стороны - возможностями обеспечивать науку современными, весьма капитало- и ресурсоемкими приборами, аппара­тами и установками; с другой стороны - возможностями подготовки достаточ­ного количества квалифицированных кадров ученых, инженеров, техников, управленцев высокого уровня.

Научно-технический потенциал и уровень образования населения всегда определяют многие параметры жизненного пути человека, общества, государ­ства. Образование развивает знания и природные задатки, способствует росту интеллектуального и научно-производственного потенциала личности, обще­ства и страны. Оно воспитывает отношение подрастающего поколения к тру­ду, обеспечивает профессию и повышение квалификации, повышает в пер­спективе эффективность и качество производства, расширяет свободу выбора профессии и деятельности. Образование подготавливает молодежь к жизни в обществе, участию в хозяйственных, управленческих и политических процес­сах. Оно обеспечивает освоение различных занятий, способствует повышению интереса к формам деятельности и к жизни в целом. Образование способствует социальной мобильности, решению задач социального равенства и многому другому.

Рассматривая образование и научно-техническую революцию, необходимо отметить, что в проходящем веке их было три. Первая была вызвана механизацией производства, вторая - автоматизацией, третья порождается гуманизацией науки и техники, различных сфер деятельности общества, в том числе и гуманитаризацией образования.

Естествознание и технические науки, наукоемкие технологии, управление должны развиваться в содружестве с гуманитарными науками, с науками о человеке. Если учесть, что современные технические средства, как правило, представляют собой гибридные системы, человеко-машинные комплексы, социотехиические образования, или интеллектуальные системы, в которых человек оказывается важнейшим элементом, то становится ясно, насколько жиз­ненно необходима гуманизация науки, техники, управления, образования. Недооценка гуманитарной направленности нашего образования уже привела к пагубной привычке учета человеческого фактора в последнюю очередь. Отсюда и низкая эффективность применения и развития даже самых современных технических систем и комплексов. Особенно это важно в условиях перехода к информационному обществу как перспективе развития цивилизации.

В этом контексте привлекательна позиция ЮНЕСКО, в программе которой "Образование для XXI века" гуманистические аспекты образования, гума­нитарная подготовка специалистов в различных областях, гуманитаризация обучения признаются ведущей задачей современной системы образования, и особенно высшей школы.

Говоря не только об общем образовании, но и о технической образованности населения, необходимо отметить, что в советский период образованный слои работников, связанных с работой на технике, увеличился на порядок. Рост численности интеллектуального слоя среди технических работников про­пагандировался и обосновывался на всех этапах истории советского общества. Типичным тезисом того времени может служить название раздела одной из защищавшихся в 60-е годы диссертаций: "Дальнейший рост сельской технической интеллигенции - условие соединения умственного и физического труда".

В 70-е годы получило распространение мнение о том, что с этой сферой будет связано до 40% лиц, занимающихся общественно-полезным трудом. Значительное число рабочих того времени имели высшее и среднее специаль­ное образование, что объяснялось требованиями научно-технической револю­ции по изменению структуры рабочего класса за счет повышения в нем доли профессий, требующих инженерно-технических знаний. К началу 9-й пятилет­ки каждый пятый техник в промышленности выполнял функции рабочего.

Проведенные в 80-е годы специальные исследования показали, что практика пребывания выпускников вузов и техникумов на рабочих должно­стях имела устойчивую динамику к возрастанию их численности. Если в 1960 г, численность таких рабочих составляла 0,3 млн., в 1970 - 1,2, в 1975 - 1,7, то в 1980 г, их насчитывалось более 2,5 млн. человек плюс 0,5 млн. - на селе. В 1970 г. в промышленности на рабочих местах трудилось 25,7% всех техников, общая численность специалистов на рабочих местах достигла около 2,5 млн. К 1974 г. помимо 25% техников (каждый 4-й) на рабочих местах было занято и 19% лиц с высшим образованием (каждый 5-й). Значительный процент спе­циалистов, занятых на рабочих местах, наблюдался в нефтеперерабатывающей промышленности, где заработки были наиболее высоки. Между образованием и эффективностью развития социотехнических систем существует прямая связь. Так, результаты анализа исследований, проводимых как в развитых, так и в развивающихся странах, позволяют сделать вывод: во всем мире для всех возрастов, чем выше образование работников, тем выше их заработки (исклю­чение иногда составляют самые молодые работники). Функциональная зави­симость доходов от возраста самая высокая для молодых людей. Средние за­работки обычно достигают своего пика в середине трудовой карьеры или не­сколько позже, а затем стабилизируются или несколько падают. При этом, чем выше уровень образования, тем больше возраст, при котором заработки дости­гают своего пика. Корреляция заработков с образованием очень значительная.

На 15.11.1977 г. в нашей стране в качестве рабочих трудилось 114 тыс. лиц с высшим и 1314 тыс. со средним специальным образованием, т.е. 34,1% всех техников и 5,2% инженеров. Так среди рабочих лица с соответствующим образованием составляли 8,7%, среди колхозников - 5,9%. Но переписи 1979 г. численность этого слоя достигла около 8 млн. - высшее и среднее специальное образование имели 8,7% рабочих и 5,9% колхозников (против 3,7 и 2,8 в 1970 г.). В 1980 г. в стране насчитывалось около 1 млн. рабочих с дипломами, или 23% всех специалистов в промышленности. На этот год там при 6412 тыс. ИТР и служащих специалистов с высшим и средним специальным образованием было 7236 тыс., т.е. 112,9% (в 1960 на 2919 тыс. ИТР их приходилось 1667 тыс. или 57,1%)- За 80-е годы категория рабочих с дипломами выросла в 3-4 раза, достигнув к 1989 г. 733,6 тыс. человек с высшим и 5167,0 тыс. человек со средним специальным образованием.

Состав слоя таких рабочих, впрочем, свидетельствует о том, что по про­исхождению и образованию они относились к маргинальному слою ИТР. На 80% это были техники (т.е. в основном выходцы из рабочих), окончившие средние специальные учебные заведения, или же специалисты с высшим обра­зованием (часто не техническим), не придающие значения своему социально­му статусу - практически все они были интеллигентами в первом поколении, не имеющими прочных культурных традиций. Основной мотивацией перехода их на рабочие места были материальные соображения. Приходя на рабочие места, они возвращались в ту среду, откуда вышли.

В социологии квалификационная стратификация работников социотехни­ческих систем исходит из наличия пяти слоев лиц умственного труда малоквалифицированного умственного труда, не требующего высшего и сред­него специального образования ("служащие-неспециалисты"); 2) квалифици­рованного умственного труда, требующего среднего специального образова­ния; 3) квалифицированного умственного труда, требующего высшего образо­вания; 4) высококвалифицированного умственного труда, требующего высше­го образования и дополнительной подготовки (научные работники с ученой степенью, и т.д.); 5) высококвалифицированного управленческого труда. Удельный вес этих слоев по переписям исчисляется следующим образом (% в общей численности городского населения) (см. табл. 8.1):

Таблица 8.1

Социальные слои

1959

1970

Высококвалифицированного управленческого труда

2,41

2,8

Высококвалифицированного умственного труда

1,34

1,86

Умственного труда, требующего высшего образования

3,70

6,81

Умственного труда, требующего среднего специально­го образования

13,70

18,19

Служащие-неспециалисты

7,59

8,05

Высококвалифицированные рабочие

3,97

3,98

Квалифицированные рабочие

48,52

46,48

Низкоквалифицированные рабочие

18,77

11,83

Встречалось также деление технических специалистов на 3 слоя: со сред­ним специальным, с высшим образованием и "наиболее опытных и творчески активных", которые составляли соответственно 58,6; 35,2 и 6,2% интеллиген­ции.

Представляет определенный интерес смешение социальных групп путем смешанных браков. По переписи 1970 г. смешанных семей насчитывалось 29,6% или 17,4 млн. семей из 58,7, Данные некоторых частных исследова­ний о составе и доле смешанных семей в Саратове, Таллинне и Элисте показа­ли, что доля смешанных браков, возрастая, не превысила к концу 70-х годов 40%.

Вместе с тем исследования показали, что 75% семей рабочих низкой ква­лификации и 63% семей специалистов с высшим образованием однородны по составу (причем среди последних остальные 37% приходятся в основном на служащих других категорий, а не на сельскохозяйственных работников). Как правило, смешиваются именно семьи ИГР со средним специальным образова­нием, служащих без специального образования и рабочих высокой квалифика­ции. При этом между рабочими высокой и низкой квалификации гораздо больше разницы, чем между первыми и служащими-неспециалистами, а меж­ду этими служащими и интеллигенцией с высшим образованием такая же раз­ница, как между рабочими низкой и высокой квалификации.

По переписи 1926 г. выяснилось, что при среднем числе детей на семью 1,29, у рабочих оно - 1,47, а у служащих - 1,14, причем у высших служащих -1,05, средних - 1,11, лиц свободных профессий - 1,06 и лишь у низших служа­щих (но что дворники и т.п.) - 1,32. В 70-80-х годах среднее число детей у тех­нической интеллигенции не превышало 1, так как значительное число таких семей были вообще бездетны. Поскольку же даже для простого воспроизвод­ства требуется не менее 2-х детей (реально 2,3), то интеллектуальный слой не мог воспроизводить даже равное себе число. Поэтому в плане самовоспроиз­водства образованного слоя речь могла идти только о том, какая часть его де­тей остается в своей социальной группе. Между тем, с 40-х годов высшее или среднее специальное образование получали практически все выходцы из обра­зованного слоя, во всяком случае, дети родителей с высшим образованием.

В послевоенной интеллигентской среде приверженность к соответствую­щему образу жизни обычно оказывалась сильнее материальных соображений, и в понятии "качества жизни" возможность заниматься интересным делом или располагать свободным временем играли гораздо большую роль, чем величина зарплаты.

К середине 80-х годов существенно снизились масштабы социальных пе­ремещений. Уменьшился, по данным повторных исследований, процент лиц с трудовым стажем, поступающих в вузы. Возросли показатели "самовоспроиз­водства" основных общественных групп населения, в т.ч. рабочих.

При сравнительно большой "открытости" технической интеллигенции (до половины ее пополнения составляли выходцы из рабочего класса и колхозного крестьянства) некоторые ее отряды (научная, творческая интеллигенция) до 70% своего пополнения получали из своей же среды. По наследованию соци­ального статуса приводились, например, такие данные (см. табл. 8.2):

Таблица 8.2

 

Рабочие

Служащие

Специали­сты

Статус совпадает

85,8

63,2

55,8

в т.ч. с отцом

69,6

10,6

32,4

в т.ч. с матерью

17,1

52,6

23,4

Не совпадает

14,3

36,8

44,2

В 1963-1967 гг. доля детей технической интеллигенции, начавших трудо­вую деятельность в качестве рабочих, составляла только 5,6%. Служащими начали свою деятельность 56,1%, специалистами со средним специальным образованием - 13,4% и с высшим - 13,9%. Дети технической интеллигенции, не поступившие сразу в вуз, в 10 раз чаще шли в служащие, чем в рабочие. Но большинство попадало в вуз сразу, и масштабы "социальных перемещений" были, в общем, незначительным.

Но при наследовании семейной традиции специалисты в среднем гораздо чаще работали в дальнейшем по полученной в вузе специальности, хотя в ву­зах доля таких лиц обычно не превышала 20-25%.

Встречаются данные, что старшее (довоенное) поколение рабочих на 11% состояло из выходцев из служащих, в послевоенном их было 24%, а в 70-80-х годах - 26%. По данным отдельных исследований показатели эти сильно разнятся, но в целом колеблются в пределах 10-20%.

Сферами, в которых проявилось наибольшее отличие образованного слоя от остального населения, являлись некоторые ценностные ориентиры, круг общения и поведение в быту. В 1971 г. из попавших в вытрезвитель 73% со­ставляли рабочие и 5% - "не занятые трудом", 6% - пенсионеры, 8% -служащие государственного аппарата и сферы обслуживания, 5% - ИТР, 2% - интелли­генция, 1 % - студенты и учащиеся. По опросам 700 школьников Красноярска "основным характеристиками образа жизни рабочих" оказались, например, "высокая зарплата, проведение досуга с товарищами за бутылкой вина", тогда как в представлениях об образе жизни инженеров и научных работников эти черты не были отмечены. В мотивах разводов семей рабочих первое место занимало пьянство, служащих - мотивы психологического характера, связан­ные с межличностными отношениями. По таким видам поведения, как попа­дание в вытрезвитель и хулиганство техническая интеллигенция давала пока­затели, в 3-7 раз меньшие, чем ее удельный вес в населении.

Результаты республиканского социологического исследования в 1992 го­ду свидетельствовали, что только около половины молодежи в России имели образовательный статус, соответствующий выполняемой работе. В частности, среди работников, имеющих неполное среднее образование, занимали долж­ности и выполняли работу, требующую неполного среднего образования (т.е. работа и уровень образования находились в соответствии друг с другом), только 14%. Остальные 86% людей с неполным средним или начальным обра­зованием находились на должностях и выполняли работу, предполагающую более высокий (а нередко и гораздо более высокий!) уровень образования. Так, 21% их выполняли работу, требующую среднего образования; 26% были заня­ты на рабочем месте, требующем средне-специального образования, а 24% занимали должности, предполагающие наличие высшего образования. Вто­ричный анализ социологических исследований, проведенных в последние го­ды, косвенно подтверждает, что эта тенденция развивается. Анализ степени соответствия квалификации работника требованиям рабочего места показывает, что его недостаточно высокая квалификация приводит к частым полом­кам оборудования, снижению качества продукции. В то же время превышение квалификации оператора по сравнению с требованиями рабочего места (по сравнению с теми, у кого наблюдается соответствие этих характеристик) не снижает объективных показателей эффективности трудовой деятельности, а, напротив, позволяет им более эффективно трудиться. Так, по мнению руково­дителей, только 17,7% операторов, не имеющих достаточных навыков для данного рабочего места, обеспечивают высокое качество работы. Среди тех, у кого наблюдается соответствие квалификации требованиям рабочего места, этот показатель составляет 51,6%, а у людей, чья квалификация превышает требования рабочего места. 72,8% обеспечивают высокое качество.

В России сегодня образование переживает не лучший период своей исто­рии. Уже не одно десятилетие оно занимает скромное место среди пасынков из "сферы остаточного принципа". И вместе с тем, уровень образования работни­ков в России достаточно высок. Потенциал, набранный еще в советский пери­од, до сих пор дает такой показатель, который удерживает Россию в числе наиболее развитых стран. Это является следствием существовавшей в СССР стройной системы образования, даже несмотря на некоторое ухудшение этой системы в последние полтора десятилетия. Таким образом, основная часть работников в возрасте 30-55 лет может быть отнесена к имеющим вполне ка­чественное базовое образование, способным сравнительно легко пройти по­вышение квалификации, переобучение, приспособиться к новой технике и технологии производства.

Согласно принципам концепции дополнительного профессионального образования (ДПО), эта система служит повышению профессиональных зна­ний специалистов, совершенствованию их деловых качеств, подготовке их к выполнению новых трудовых функций.

В 1999 году на территории Российской Федерации в системе ДПО руко­водителей и специалистов функционировало около 1500 образовательных уч­реждений и структурных подразделений ДПО. В том числе в 99 академиях, 9 межотраслевых институтах - региональных центрах повышения квалификации и переподготовки специалистов, 5 институтах переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук вузов, 75 институтах повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, на 100 факультетах повышения квалификации и пе­реподготовки руководителей и специалистов, преподавателей вузов, на 400 курсах и в школах повышения квалификации кадров, в 17 учебных центрах переподготовки военнослужащих и других образовательных учреждениях.

По данным федерального статистического наблюдения в 1999 году в ука­занных образовательных учреждениях и подразделениях системы дополни­тельного профессионального образования прошли повышение квалификации и переподготовку более 1 млн. 59 тыс. руководителей и специалистов, а также уволенных с военной службы и по направлению службы занятости для всех отраслей народного хозяйства и регионов Российской Федерации. Повысили квалификацию более одного миллиона человек, прошли профессиональную переподготовку 48 тыс. человек.

Действовавшая до 1991 года система повышения квалификации и пере­подготовки специалистов была достаточно эффективной и обеспечивала высо­кий уровень качества дополнительного профессионального образования. Сис­тема ДПО имела широкую сеть учебных заведений, ее профессорско-преподавательский состав отвечал высоким профессиональным требованиям, образовательные программы повышения квалификации и переподготовки ру­ководящих работников и специалистов в отраслевых ИПК имели высокий уро­вень качества. Документы, выдаваемые в образовательных учреждениях ДПО, были документами государственного образца.

В период реформ в экономике России образовательные учреждения ДПО оказались во многом предоставлены самим себе. Государство утратило коор­динирующую роль в формировании основных направлений их деятельности. В то же время кардинальное изменение принципов российской экономики по­ставило задачу массовой переподготовки управленческого корпуса в научно-производственной сфере и в сфере управления. Широкомасштабное сокраще­ние Вооруженных Сил, эмиграция русскоязычного населения из стран бывшего СССР обострило эту проблему. В настоящее время, отличающееся ярко вы­раженной прагматической направленностью, происходит определенное сни­жение авторитета фундаментального образования. Современное производство требует от инженеров знаний в областях: менеджмент, маркетинг, информаци­онные технологии и многих других, которые не входили в программу базового образования. Система управления качеством будет эффективно функциониро­вать при условии: каждый специалист на предприятии обладает минимумом знаний в этой сфере. Подавляющее большинство выпускников вузов, техни­кумов и колледжей, не говоря уже о самих работниках образования, нуждается в переподготовке. По данным международных статистических служб уровень квалификации кадров в России находится в конце четвертого десятка в ми­ре.

Работа в новых экономических условиях требует значительной активиза­ции деятельности образовательных учреждений и поиска новых форм органи­зации учебного процесса. Так, профессионально-техническое образование во многих областях России деградирует. "Произошло объединение профессио­нального, среднего технического и высшего образования. Техническое образо­вание рассматривается сегодня как начало высшего образования. В результате профессиональное образование сошло на нет. ПТУ превратились в лицеи, а пэтэушники в лицеистов". Необходимо приблизить профтехобразование к потребностям региональных рынков труда, структурировать их в соответствии с реальными возможностями использования потенциала государственных и негосударственных учреждений профессионального образования.

Вместе с тем, необходимость развития системы ДПО в новых условиях диктуется не только законами рынка, но и законами научно-технической рево­люции, которая требует постоянного обновления знаний и переподготовки специалистов. Специальные знания в технической сфере полностью обновля­ются в течение 7-8 лет. Специалисты CATC, работающих в рискованном и критическом режимах, должны периодически проходить аттестацию. Сегодня карьера многих специалистов во многом зависит от того, как быстро они могут получить профессиональную подготовку.

Работа системы ДПО происходит в условиях недостаточного финансиро­вания, отсутствия специального законодательства, неразвитости и противоре­чивости нормативно-правовой базы.

Некогда мощные отраслевые системы регулярного повышения квалифи­кации и переподготовки кадров в промышленности перестали целенаправлен­но финансироваться, в результате чего в условиях кризиса промышленного производства отраслевые образовательные учреждения ДПО вынуждены были свести до минимума технологические направления переподготовки и повыше­ния квалификации.

Из поля зрения органов, ответственных за кадровую политику, выпали такие важные категории специалистов, как организаторы производства на уровне среднего звена предприятий (начальники цехов, отделов, мастера, инженеры-технологи). Именно эти категории своевременно не направляются на переподготовку и повышение квалификации, что значительно снижает эффек­тивность управления и организации производства, не способствует его подъему и росту.

Если анализировать всю образовательную систему России, то надо отметить, что в сегодняшней России проблема доступа к образованию стоит достаточно остро. Например, по такому показателю, как количество студентов вузов в расчете на 10 тыс. человек населения, наша страна в 1995 году занимала довольно скромное место в начале третьего десятка в списке стран, проранжированных по этому показателю. В целом для всех уровней образования возможности доступа также выглядят не очень оптимистично - на 10 тыс. человек населения в 1993 году в России приходилось 1,9 тыс. учащихся (для сравнения: в США этот показатель составляет 2,4 тыс. учащихся). В результате средняя образованность трудоспособного населения в России составляет в настоящее время 10 лет (в то время как, например, в США этот показатель равен 14 годам).

О нерешенности проблемы доступа к образованию в нашей стране свидетельствуют и данные о соотношении предъявленного спроса на образование и степени его удовлетворения. Так, в последние годы в среднем на 100 мест приема в российские вузы подается около 200 заявлений, т. е. было принято только около половины желающих обучаться. Заметим, что при этом не учи­тываются те люди, которые хотели бы продолжить обучение, повысить квалификацию или переквалифицироваться, но которые не "заявляют" об этом (подача заявления о приеме в учебное заведение рассматривается как своеобразная заявка о желании учиться), поскольку не могут этого себе позволить по семейным обстоятельствам, в силу удаленности вузов от места жительства или работы (обеспеченность заочных вузов России общежитиями составляет лишь около 70%) и по другим причинам. Иными словами, существующая система высшего образования в нашей стране удовлетворяет потребности населения в обучении в настоящее время менее чем наполовину.

Образовательная система в России характеризуется и неравенством дос­тупа, особенно к высшему образованию, в различных регионах страны. Плотность обучающихся в вузах варьирует для различных регионов значительно сильнее, чем, например, для средних специальных учебных заведений.

Сегодня резко сокращаются возможности выпускников сельских школ на получение высшего профессионального образования. При этом следует учи­тывать, что из более 68000 реально действующих на территории 89 субъектов Российской Федерации школ лишь 20 % расположены в городах, остальные 80 % - в более чем в 1600 районах сельской местности. А, как известно, сельское образование сегодня наиболее сильно деградирует.

Для дальнейших исследований важно определиться с измерением образо­вательного потенциала, учитывая, что образованность населения является кон­сервативным показателем. Наиболее приемлемым представляется подход, ос­нованный на трех индексах.

Первый (e 1) отражает уровень общей образованности "взрослого" насе­ления. На основании данных переписи населения или текущего учета фикси­руется среднее число лет, проведенных в учебных заведениях системы образо­вания. При этом, с целью использования данных отечественной статистики, целесообразно замерять средний уровень образованности населения старше 20 лет.

Второй индекс (с 2) - это удельный вес в населении студенчества, то есть той части молодежи, которая является резервом пополнения специалистов. В этих целях в качестве индекса можно использовать численность (в пересчете на 10 тыс, населения) студентов высших учебных заведений. Более точным было бы измерение, учитывающее вес виды получаемого молодежью профес­сионального образования. Но поскольку пропорции между численностью вы­пускников начального (ПТУ), среднего (техникум, колледж, училище) и выс­шего профессионального образования в России и других развитых странах примерно одинаковы, можно ограничиться относительной численностью сту­денчества.

Третий индекс (е 3) - доля расходов па образование в ВВП. Этот индекс дает представление о средних затратах на одного учащегося, об оснащении образовательного учреждения профессионального образования современной учебно-материальной базой: образцами техники, ПЭВМ и другим современ­ным оборудованием, издании учебников и учебных пособий.

Способ подсчета е( 1,2,3) = (фактическое значение минус минимальное)/(максимальное значение минус минимальное).

При принятии условия, что индексы el, е2 и еЗ равноценны, образова­тельный потенциал Е в общем индексе интеллектуального потенциала может быть исчислен как среднее арифметическое Е = (el+ е2 + еЗ)/3.

Научный потенциал Н определяется удельным весом персонала, занятого в сфере науки и научного обслуживания, а также удельным весом затрат на науку.

Общий вклад республик бывшего СССР составлял 5% всей мировой на­учной информации. Сегодня на долю России приходится 4.1%, что является седьмым показателем в мире после США (30,8%), Японии (8,2%), Великобри­тании (7,9%), Германии (7, 2%), Франции (5,7%), Канады (4,3%). Из стран бывшего СССР только Россия относится к категории стран с высоким коэф­фициентом научного развития; все остальные относятся к категории стран со средним уровнем научного развития.

Особенности развития интеллектуального потенциала России (Россий­ская империя - Советский Союз - Российская Федерация) в XX веке воспроиз­ведены в таблице 8.3. При этом в качестве исходного момента взят последний предвоенный год Российской империи (1913 год).

Таблица 8.3

Индексы

1913

Российская

империя

1960 СССР

1970 СССР

1980 СССР

1989 СССР

1997

РФ

Прогноз

2001 -2002 РФ

е1

мин.(2)

0,28

0,40

0,57

0,71

0,77

0,74

е2

мин. (8)

0,35

0,59

0,64

0,59

0,62

0,59

е3

мин.(1, 15)

0,17

0,22

0,20

0,23

0,38

0,21

дексы

1913

Российская

империя

1960 СССР

1970 СССР

1980 СССР

1989 СССР

1997

РФ

Прогноз

2001 -2002 РФ

е1

мин.(2)

0,28

0,40

0,57

0,71

0,77

0,74

е2

мин. (8)

0,35

0,59

0,64

0,59

0,62

0,59

е3

мин.(1, 15)

0,17

0,22

0,20

0,23

0,38

0,21