Кинизм

.

Кинизм

Антисфен Афинский (445-360 гг. до н.э.), сын свободного афинянина и фракийской рабыни, был основателем школы цинизма. По афинским законам считался незаконнорожденным. Всю жизнь провел в крайней нужде. Пришел к Сократу уже в зрелом возрасте, чем заслужил насмешку Платона (Антисфен на старости лет ударился в науку, поэтому «позднеучка»). В Сократе Антисфена привлекала сила характера, скромный образ жизни и проповедь этических норм. Антисфен показал себя верным другом и участвовал в предсмертной беседе Сократа.

Учил философии в гимнасии Киносарг («Белая собака»), предназначенном для нофов (незаконнорожденных) и метеков. Гимнасии был посвящен Гераклу, незаконнорожденному среди богов. Философия античности часто проявлялась в образе мудреца, его костюме и манере держаться, стиле речи. У киников эта сторона приобрела демонстративный ха­рактер. Их костюм состоял из короткого рабочего плаща, надеваемого на голое тело, нищенской котомки и посоха странника («дубинка Геракла»). На могиле Антисфена была высечена следующая эпитафия: «В жизни ты, Антисфен, был настоящей собакой. Но не зубами кусал - словом больней задевал».

Антисфен не признавал умозрительной философии. Утверждал, что философия, т.е. добродетель, нуждается в деяниях, в «сократовской силе».

Диоген Синопский (412-323 гг. до н.э.) был учеником Антисфена. Самый знаменитый из киников известен своим эпатирующим поведением. Дельфийский оракул на вопрос Диогена, чем ему заняться, ответил: «Перечеканивай монету». Этот ответ был понят как призыв произвести переоценку всех ценностей.

Диоген говорил, что люди соревнуются, кто кого столкнет пинком в канаву, но никто не соревнуется в искусстве быть прекрасным и добрым. Появился с фонарем на агоре со словами: «Ищу человека». При этом добавлял, что мерзавцев много, а людей мало.

Когда кто-то попросил заняться с ним философией, то Диоген дал ему рыбу. Это следует понимать я том смысле, что рыба - самое ротастое существо, так и философия прибегает в своих построениях к словам. Но как нема рыба, т.е. ее никто не слышит, так и философия, во-первых, испытывает недостаток в словах для выражения своих истин, а во-вторых, мало, кто к ней прислушивается.

На вопрос, кто такой Диоген, Платон ответил: «безумствующий Сократ». Однако афиняне его любили. Когда мальчишка разбил бочку философа, они его высекли, а Диогену дали новую.

Диоген просил подаяния у статуи. Когда спросили о причине, ответил, что хочет приучить себя к отказам. На вопрос, почему люди подают милостыню нищим и не подают философам, он сказал: «Потому что они знают: хромыми и слепыми они, быть может, и станут, а вот мудрецами - никогда». Известна встреча Диогена с Александром Македонским в завоеванном Коринфе. Антисфен призывал к борьбе с любыми формами кон­формизма, предрассудками и мифами современного ему общества, «кусал» существующий строй, идеализировал жизнь низов. Диоген стал как бы живой моделью этой философии. В истории остался как мудрец, сумевший свести свои потребности до минимума, чтобы оставаться независимым.

Кратет Фиванский прославился своей филантропией. Греки писали на две­рях своих домов: «Здесь вход для доброго духа Кратета». Известен афоризм Кратета: «Я сын темноты и бедности. Они неприступны для судьбы».

Киники выступали также за эмансипацию женщин. Примером этому является жена Кратета Гиптрхия, прославившаяся как женщина-философ. Про нее известно мало. Мы знаем, что она очень любила своего мужа и следовала за ним в его бедности. Также считала важнее воспитание людей, чем традиционные женские занятия: прядение и ткачество. Известна как тонкий логик и софист, посрамлявший многих мужчин. «Если нет в чем-то дурного, когда это делает Феодор, то в этом нет дурного, когда это делает Гиппархяя. Когда Феодор колотит Феодора, в этом нет дурного, стало быть, когда Гиппархия колотит Феодора, в этом тоже нет дурного».

Философия киников направлена против Платона. С точки зрения киников, мир и все сущее распадается на неделимые, единичные, простые сущности. Каждый из этих элементов имеет одно сущностное имя. Сложные вещи состоят из комплекса таких эле­ментов и воплощаются в совокупности имен, составляющих человеческую речь. Это свое­образный атомизм, но атомы как невидимые частицы заменены обыденными вещами. На место умозрения поставлен здравый смысл, который способен познать простейшие веши. Кинизм относится к номинализму. Антисфен, следуя сократической традиции, при­давал большое значение слову, т.е. терминологии, «исследованию названий», с помощью которых постигаются понятия. С его точки зрения, человек познает мир с помощью ощущений, они подобны отпечатку камня на воске. До всякого восприятия разум подо­бен чистой доске. Это-сенсуализм.

Основной этический принцип киников - жить в согласии с природой, т.е. вернуться к простоте и непритязательности предков. Для этого нужна аскеза, т.е. разумное са­моограничение. Она освобождает человека, познавшего свою природную сущность и природные потребности, что и есть благоразумие. Киников отличало уважение к труду, который они считали благом. Киники бичевали изнеженность своего времени, сострадали к несчастью близких, духовной свободы достигали со спокойным юмором. В своей этической программе повлияли на философию стоиков.

кса таких эле­ментов и воплощаются в совокупности имен, составляющих человеческую речь. Это свое­образный атомизм, но атомы как невидимые частицы заменены обыденными вещами. На место умозрения поставлен здравый смысл, который способен познать простейшие веши. Кинизм относится к номинализму. Антисфен, следуя сократической традиции, при­давал большое значение слову, т.е. терминологии, «исследованию названий», с помощью которых постигаются понятия. С его точки зрения, человек познает мир с помощью ощущений, они подобны отпечатку камня на воске. До всякого восприятия разум подо­бен чистой доске. Это-сенсуализм.

Основной этический принцип киников - жить в согласии с природой, т.е. вернуться к простоте и непритязательности предков. Для этого нужна аскеза, т.е. разумное са­моограничение. Она освобождает человека, познавшего свою природную сущность и природные потребности, что и есть благоразумие. Киников отличало уважение к труду, который они считали благом. Киники бичевали изнеженность своего времени, сострадали к несчастью близких, духовной свободы достигали со спокойным юмором. В своей этической программе повлияли на философию стоиков.