4.5. Древо коммуникационных каналов

.

4.5. Древо коммуникационных каналов

В разделе 4.1, открывавшем настоящую главу, произведен обзор эволюции коммуникационных каналов (рис. 4.1), начиная стадией пракультуры и заканчивая нынешней электронной коммуникацией. Поскольку новые каналы, например письменность или кино, возникали не на пустом месте, а на основе предшествовавших каналов, возникает вопрос о преемственности коммуникационных ка­налов. Хомо сапиенс получил в наследство от своих предков-пралюдей два канала устной коммуникации — невербальный и вербальный, к которым вскоре, т. е. в период верхнего палеолита (40―15 тыс. лет назад), присоедини­лись искусственные иконический и символьный каналы. Таким образом, в каменном веке, на стадии археокультуры, возникли четыре исходных канала. В недрах этих каналов в виде первобытного искусства образовались худо­жественные каналы, которые невозможно обособить: музыка и танец слиты с невербальным каналом; поэзия и риторика — продукты вербального канала; живопись вы­росла из иконической графики, а скульптура — из амуле­тов, талисманов и прочих вещественных символов.

Подлинной коммуникационной трансформацией было зарождение в III тыс. до н. э. письменности, т. е. об­разование нового коммуникационного канала. Канал пись­менной документации возник на базе иконического канала путем бифуркации последнего. Бифуркация («фуркация» лат. разделение) — раздвоение, разветвление, разделение чего-либо на две части: в географии бифурка­цией называют разделение реки на два русла, которые в дальнейшем не сливаются; в анатомии — разделение труб­чатого органа на две ветви, например, трахеи на два брон­ха; в педагогике — разделение класса на два потока, изу­чающих разные иностранные языки и т. п.

Бифуркация в документных каналах продолжалась и дальше: в XV веке произошла бифуркация письменнос­ти, в результате которой появился канал книгопечатания; в XIX веке из книгопечатания выделился канал прессы, основанный на машинной технике, а в XX веке средством массовой коммуникации стали компьютерные сети (вспомним Интернет).

Замечательная особенность бифуркации документной коммуникации состоит в том, что она инициировала бифуркации в каналах устной коммуникации. Письмен­ность была изобретена жрецами для записи в священных книгах Откровений Бога, переданных людям через про­роков, а также учений о Боге, о мире, вере, спасении. За­писи эти производились на пророческих (апостольских) языках, которые лексически и грамматически удалялись от разговорной речи. В христианской Европе пророчес­кими языками почитались греческий и латинский, у пра­вославных славян — церковнославянский (старославян­ский). Пророческие языки использовались при богослу­жениях, поэтому они относятся к устной коммуникации; вместе с тем их можно считать первыми литературными языками. Собственно литературные языки в качестве на­ционально принятой нормы культурной речи (как устной, так и письменной) образовались в европейских странах на стадии неокультуры. В литературных культурно-нор­мативных языках нашел отражение не только опыт пись­менной речи, но и опыт художественного устного слова (фольклор), хранящийся в неовеществленной социальной памяти. Формирование литературных языков — бифур­кация вербального канала.

Явление бифуркации каналов устной коммуникации продолжалось и дальше согласованно с бифуркациями документных каналов. Книгопечатание не довольствова­лось литературным языком, оно вызвало к жизни искус­ственные языки (математическая, химическая символи­ка, впоследствии — языки международного общения типа эсперанто). Параллельно с книгопечатанием человечество освоило еще один недокументный канал получения зна­ний — познавательные путешествия, т. е. пространственная коммуникация не ради торговли или войны, а ради позна­ния. Великие географические открытия, начатые X. Колум­бом, открыли этот канал, в наши дни продолженный кос­монавтами и туристами. Появление технических каналов для дистанционной передачи звука (телефон, радио), а за­тем — движущегося изображения (телевидение) — свидетельства бифуркаций в каналах устной коммуникации. Таким образом обнаруживаются четыре бифуркации:

Бифуркация  I ―  появление письменности и литературного языка;

Бифуркация II — изобретение книгопечатания и великие географические открытия;

Бифуркация III — промышленный переворот, обусловивший появление первичных технических каналов, в том числе машинной полиграфии, фотографии, телефона;

Бифуркация IV— научно-техническая революция XX в., вызвавшая к жизни электронную коммуникацию — телевидение и компьютер.

Преемственность между каналами устной коммуника­ции (правая часть) и документной коммуникации (левая часть) иллюстрирует рис. 4.7.

Комментарии к рисунку:

• Хронологическая шкала построена в десятично-ло­гарифмическом масштабе: четыре деления этой шкалы, представленные на рисунке равными отрезками, имеют цену деления, отличающуюся десятикратно. Первое деление охватывает 100 лет — от 2000 до 1900 гг.; второе де­ление охватывает 1000 лет  —  от 1900  до  900 гг.; третье деление соответствует 10000 лет — от 900 н. э. до 9000 до н. э. (―9000); четвертое деление соответствует 100000 лет. Бла­годаря десятично-логарифмическому  масштабу удалось в обозримом виде представить всю историю человечества: от появления неантропа 40 тыс. лет назад (конец пракультуры и начало археокультуры) до наших дней — перехода к постнеокультуре.

• На рисунке не воспроизведены синтетические каналы, соответствующие театру, кино, мультимедиа.

• «Традиционными» считаются каналы, образовавши­еся до XIX века, а каналы индустриальной неокультуры именуются «нетрадиционными».

Рис. 4.7 при всей его нарочитой схематичности, а может быть, благодаря ей, позволяет легко распознать несколько соотношений, имеющих характер закономерностей эволю­ции социальных коммуникаций.

• Закон кумуляции коммуникационных каналов (за­кон ККК). Если принять за точку отсчета четыре исход­ных канала, то двигаясь вдоль хронологической шкалы, обнаруживаем прогрессию роста: 4, б, 8, 10, 12, которая представляет собой классическую арифметическую про­фессию. Закон ККК читается так: по ходу цивилизационного процесса коммуникационные каналы увеличивают­ся в арифметической прогрессии с основанием 2. При этом можно предположить, что материальные затраты обще­ства на обеспечение коммуникаций (технические сред­ства, капитальные вложения, кадровые ресурсы) увели­чиваются сегодня насчитывается 12 каналов, то, может быть, завтра их станет 14 или 16? Всякий рост имеет естественные пределы и рано или поздно прекращается, поэтому бесконечного ветвления древа коммуникационных кана­лов ожидать не приходится. Мы находимся в переходном периоде от эры документной коммуникации и книжной культуры к эре электронной коммуникации и мультимедийной культуры. Может быть, электронная коммуникация обладает достаточным потенциалом, чтобы стать поворотным пунктом в развитии коммуникационных каналов от постоянной кумуляции к постепенной концентрации?

Прежде всего оказалась под угрозой печатная книга. Кино и телевидение конкурировали с книгой лишь тем, что сокращали время, посвящавшееся ранее чтению. Теперь у книги появился более опасный конкурент — ви­деокассета. Формы их бытования почти тождественны, момент обращения к видео, как и момент встречи с книгой, определяется по желанию пользователя; возможности выбора на рынке видео постоянно расширяются и скоро догонят предложения книжного рынка; как и чтение, просмотр видеозаписи можно по желанию прервать, сделать «стоп-кадр», ускорить или замедлить просмотр фильма; короче говоря, общение человека с видеофильмом оказывается столь же непринужденным, как общение с книгой. Что же касается доходчивости, наглядности, выразительности, информативности, то здесь преимущества видео фильма очевидны — на его стороне не только письменное слово и застывшая иллюстрация, но и слово звучащее, музыка, движущееся цветное изображение. Книга — синтез двух искусств — словесности и графики, видеофильм — это синтез всех искусств, это синкретическое мультимедий­ное сообщение. Но главное преимущество видео, пожалуй, даже не в этом. Главное заключается в том, что, как и всякий продукт радиоэлектроники, видеомагнитофон легко объединяется с компьютером, образуя единый агрегат обладающий «интеллектуальными способностями» компьютера и «изобразительными способностями» видео. Видео — это органичный элемент мультимедийной культуры и ему, конечно, легче адаптироваться к условиям электронной коммуникации, чем книге, изначально связанной с книжной культурой.

Еще более мощным, чем видеозаписи, конкурентом типографских изданий обещает стать электронная книга, первые образцы которой появились на рынке. Например, «Софтбук» — электронная пластина с экраном в кожаном переплете; вместимость — 100 000 страниц, вес 15 кг, цена — 300 долларов плюс 10 долларов в месяц за абонентскую связь; «Дедикейтед ридер» — электронный справочник с двойным экраном стоимостью 1500 долларов. Главное отличие электронной книги от бумажного кодекса в спо­собности «переиздаваться», т. е. менять одно содержание на другое. Она становится таким образом «книгой книг», делающей ненужными издательства и библиотеки. Элек­тронная книга может напрямую связать автора и читателя, убирая всех посредников, существующих между ними.

Ясно, что электронное писание не может не повлиять па творческий процесс писателей электронных книг. По­требуется иная поэтика, соответствующая многомерности виртуальных компьютерных пространств. Предполагается, что линейное чтение текста художественного произведения традиционным способом — страница за страницей с началa до конца — будет вытеснено нелинейным чтением, ког­да можно двигаться по тексту в вертикальном, горизонтальном или другом направлении. Читатель вовлекается в ком­пьютерную игру с электронным текстом, комбинируя его по своему усмотрению. Есть мнение, что именно игровая компьютерная литература сможет вернуть в когорту читателей молодежь, выросшую в мультимедийной среде.

Итак, можно предположить, что мультимедийные средства будут постепенно впитывать прикладные функции литературы и прессы, и в итоге закон ККК трансфор­мируется в закон концентрации коммуникационных ка­налов.

. е. менять одно содержание на другое. Она становится таким образом «книгой книг», делающей ненужными издательства и библиотеки. Элек­тронная книга может напрямую связать автора и читателя, убирая всех посредников, существующих между ними.

Ясно, что электронное писание не может не повлиять па творческий процесс писателей электронных книг. По­требуется иная поэтика, соответствующая многомерности виртуальных компьютерных пространств. Предполагается, что линейное чтение текста художественного произведения традиционным способом — страница за страницей с началa до конца — будет вытеснено нелинейным чтением, ког­да можно двигаться по тексту в вертикальном, горизонтальном или другом направлении. Читатель вовлекается в ком­пьютерную игру с электронным текстом, комбинируя его по своему усмотрению. Есть мнение, что именно игровая компьютерная литература сможет вернуть в когорту читателей молодежь, выросшую в мультимедийной среде.

Итак, можно предположить, что мультимедийные средства будут постепенно впитывать прикладные функции литературы и прессы, и в итоге закон ККК трансфор­мируется в закон концентрации коммуникационных ка­налов.