В

.

В

В предшествующем изложении было в достаточной мере дока­зано, что в понятии истории заключено понятие бесконечного прог­ресса. Из этого, правда, нельзя сделать непосредственный вывод о способности человеческого рода к бесконечному совершенствова­нию, ибо те, кто это отрицает, могут с равным основанием утверж­дать, что у человека, как и у животного, нет истории, что он замк­нут в вечном круговороте действий, которые он бесконечно повто­ряет, подобно Иксиону, вращающемуся на своем колесе23, и при постоянных колебаниях, а подчас и кажущихся отклонениях от заданной кривой неизменно возвращается к своей исходной точке. Разумное решение этого вопроса усложняется тем, что сторонники и противники веры в совершенствование человечества полностью запутались в том, что следует считать критерием прогресса; одни рассуждают о прогрессе человечества в области морали, критериев чего мы рады были бы обладать, другие — о прогрессе науки и тех­ники, который, однако, с исторической (практической) точки зре­ния является скорее регрессом или, во всяком случае, прогрессом, антиисторическим по своему характеру, для подтверждения чего достаточно обратиться к самой истории и сослаться на суждения и пример тех народов, которые могут считаться в историческом смыс­ле классическими (например, римлян). Однако если единственным объектом истории является постепенная реализация правового устройства, то критерием в установлении исторического прогресса человеческого рода нам может служить только постепенное приближение к этой цели. Ее полное достижение мы не можем ни пред­сказать на основании опыта, которым мы к настоящему моменту располагаем, ни априорно доказать теоретически. Эта цель остает­ся вечным символом веры творящего и действующего человека.

озвращается к своей исходной точке. Разумное решение этого вопроса усложняется тем, что сторонники и противники веры в совершенствование человечества полностью запутались в том, что следует считать критерием прогресса; одни рассуждают о прогрессе человечества в области морали, критериев чего мы рады были бы обладать, другие — о прогрессе науки и тех­ники, который, однако, с исторической (практической) точки зре­ния является скорее регрессом или, во всяком случае, прогрессом, антиисторическим по своему характеру, для подтверждения чего достаточно обратиться к самой истории и сослаться на суждения и пример тех народов, которые могут считаться в историческом смыс­ле классическими (например, римлян). Однако если единственным объектом истории является постепенная реализация правового устройства, то критерием в установлении исторического прогресса человеческого рода нам может служить только постепенное приближение к этой цели. Ее полное достижение мы не можем ни пред­сказать на основании опыта, которым мы к настоящему моменту располагаем, ни априорно доказать теоретически. Эта цель остает­ся вечным символом веры творящего и действующего человека.