Г. Г. ШПЕТ

.

Г. Г. ШПЕТ

Переживание свидетелем проходящих перед его глазами соци­альных событий как непосредственный ряд реакций на эти послед­ние составляет второй порядок «значений». В силу особенностей этого вида коллективности, как я уже говорил, мы не можем иначе их фиксировать, как только связывая их с развертывающимися пе­ред переживающим субъектом событиями, соотнося их к этим по­следним. Вот почему здесь и получается группировка содержания под «объективными» заголовками: язык, миф, рыцарство, эпоха Возрождения, культ, война и т. п. Эти заголовки суть указания на «идеи», объединяющие не только «объективированное» содержа­ние, но и психологическую реакцию на него. Это суть истинные и действительные единства коллективной душевной жизни, а отнюдь не сходство психофизических организмов народов, эпох или групп населения. Функциональное или морфологическое сходство орга­низмов или его особенности сказываются на самой реакции чело­века, и они — предмет общей объяснительной, в частности гене­тической, психологии. Здесь же речь идет о самих переживаниях, сходных у наблюдателей происходящего перед ними. Как бы эти наблюдатели ни были индивидуально различны по отношению к определенному событию или порядку событий, можно найти общное в их реакциях на него. Это общное мы составляем по призна­кам, принадлежащим разным индивидам, но по отношению к данной сфере событий — языковых, религиозных, политических и пр<оч.> — каждый из них является репрезентантом всей реаги­рующей группы. И каждый отражает в себе коллективность самой группы, так как с каждым членом ее он находится в более или ме­нее близком контакте, испытывает на себе его влияние, внушение, подражает ему, сочувствует и т. п. Мало того, каждый член группы, опять в большей или меньшей степени, носит в себе духовную кол­лективность, известную под названием традиции, преданий, кото­рые также можно рассматривать как систему духовных сил, опре­деляющих настоящие переживания, впечатления и реакции инди­вида. Каждый живой индивид поэтому есть sui generis коллектив переживаний, где его личные переживания предопределяются всей массою апперцепции, составляющей коллективность переживаний его рода, т. е. как его современников, так и его предков. В целом коллектив переживаний, носимый в себе индивидом, можно обоз­начить как его духовный у клад, и вот в чем мы ищем «значений вто­рого порядка». Но обычно в изображениях духовного состояния группы данного места и времени мы берем даже не отдельных инди­видов, а из «фрагментов» различных индивидов составляем цель­ный идеальный образ, тип эпохи, народа и пр<оч.>. Эти типы суть типы духовных укладов. Как предмет изучения они составляют предмет психологии, которой правильное название, по предмету, определяющему душевные переживания, есть социальная психоло­гия («статическая»). Только в отношении к ней определяется точ­ное место и предмет психологии «динамической»: и исторической, и этнической, так точно, как в отношении к социологии определяется место и предмет истории и этнологии.

Шпет Г. Г. Введение в этническую пси­хологию//Сочинения. М., 1989. С. 564—565

ия, впечатления и реакции инди­вида. Каждый живой индивид поэтому есть sui generis коллектив переживаний, где его личные переживания предопределяются всей массою апперцепции, составляющей коллективность переживаний его рода, т. е. как его современников, так и его предков. В целом коллектив переживаний, носимый в себе индивидом, можно обоз­начить как его духовный у клад, и вот в чем мы ищем «значений вто­рого порядка». Но обычно в изображениях духовного состояния группы данного места и времени мы берем даже не отдельных инди­видов, а из «фрагментов» различных индивидов составляем цель­ный идеальный образ, тип эпохи, народа и пр<оч.>. Эти типы суть типы духовных укладов. Как предмет изучения они составляют предмет психологии, которой правильное название, по предмету, определяющему душевные переживания, есть социальная психоло­гия («статическая»). Только в отношении к ней определяется точ­ное место и предмет психологии «динамической»: и исторической, и этнической, так точно, как в отношении к социологии определяется место и предмет истории и этнологии.

Шпет Г. Г. Введение в этническую пси­хологию//Сочинения. М., 1989. С. 564—565