К

.

К

КAMЮ Альбер (1913—1960) — один из крупнейших представите­лей экзистенциализма во Франции, писатель.

 

КАНТ Иммануил (1724—1804) — основоположник немецкой классической философии. Не только в философии, а  и в конкретной науке Кант был глубоким, проницательным мыслителем. Разработанная им гипотеза происхождения Солнечной системы из гигантской газовой туманности до сих пор является одной из фундаментальных научных идей астрономии.

Необходимые условия познания заложены, согласно Канту, в самом разуме и составляют основу знания. Они-то и придают знанию характер необходимости и всеобщности.

Кант различал воспринимаемые человеком явления вещей и вещи, как они существуют сами по себе. Мы познаем мир не так, как он есть на самом деле, а только так, как он нам является. Нашему знанию доступны только явления вещей (феномены), составляющие содержание нашего опыта. Но миру явлений соответствует незави­симая от человеческого сознания сущность вещей — «вещи в себе»: абсолютное познание их невозможно. Они для нас только ноумены, т.е. умопостигаемая, но не данная в опыте сущность.

Кант был убежден, что идеи пространства и времени человеку известны прежде восприятий. Пространство и время идеальны, а не реальны, т.е. не особая, самостоятельная реальность. Чувствен­ные впечатления связываются между собой посредством суждений, в основе которых лежат категории, т.е. общие понятия, а они суть «чисто логические» формы, характеризующие только «чистое мыш­ление», а не его предмет. Категории даны человеку до всякого опыта, т.е. априори.

В своем учении о познании Кант большое место отводил диалек­тике: противоречие рассматривалось им как необходимый момент познания. Но диалектика для него — лишь гносеологический прин­цип, она субъективна, так как отражает противоречия не самих вещей, а только мыслительной деятельности. Кант ввел в теорию познания воображение: наши знания — это духовная конструкция, возведенная воображением из материала чувственных воспри­ятий и каркаса доопытных (априорных) логических категорий. Но будучи великим конструктором, воображение не всемогуще. Логи­ческий каркас категорий априорен. Трансцендентальная филосо­фия — это не теория «врожденных идей», поскольку в таком случае они были бы лишены познавательной силы. Человек, приступаю­щий к познанию, уже обладает сложившимися до него познаватель­ными формами. Кант различает априорное и апостериорное (на ос­нове опыта) происхождения понятий и категорий. Оба эти источ­ника позволяют воображению и мышлению осуществлять постиже­ние сущего.

В своей теории познания Кант выделяет такой феномен духа, как трансцендентальная апперцепция, т.е. единство сознания, со­ставляющее условие возможности всякого познания. Кант отличал трансцендентальную апперцепцию от единства, характеризующего эмпирическое Я и состоящего в отнесении сложного комплекса со­стояний сознания к нашему Я как его центру, что необходимо для объединения всего многообразия, данного в опыте и образующего содержание всех переживаний Я.

По Канту, человек живет в двух мирах. С одной стороны, он часть мира явлений, где все детерминировано, где характер человека оп­ределяет его склонности, страсти и условия, в которых он действу­ет, но с другой — у человека есть иной, сверхчувственный мир «вещей в себе», стоящий над ним. Отсюда Кант делает вывод: сво­бода и есть, и ее нет. Такое противоречие Кант именует антиномией свободы. Он говорит и об иных антиномиях, например об антино­мии конечного и бесконечного.

Человек, по Канту, — это «самый главный предмет в мире». Над всеми другими существами его возвышает наличие самосознания. Благодаря этому человек представляет собой индивидуальность, т.е. личность. Из факта самосознания вытекает эгоизм как природное свойство человека. Эгоизму Кант противопоставляет образ мыслей, при котором человек рассматривает своё Я не как весь мир, а лишь как часть его, Человековедение — это в сущности вместе с тем есть и мироведение. Мыслитель требует обуздания эгоизма и полного кон­троля разума над душевными проявлениями личности.

Кант ставит вопрос: может ли человек иметь представления и не осознавать их? Такие представления, согласно Канту, являются «темными». Но их роль велика в творчестве.

Кант анализирует такие способности человека, как талант и гений. Талант к изобретению и открытию — это высший уровень дарования. Таков гений.

Говоря о необходимости самосовершенствования человека, его души, Кант подчеркивает: «Развивай свои душевные и телесные силы так, чтобы они были пригодны для всяких целей, которые могут появиться, не зная при этом, какие из них станут твоими».

В области нравственности Кант разработал понятие категори­ческого императива. Нравственный закон, не будучи обусловлен ни­какой внешней целью, есть категорический императив, выражаю­щий абстрактную обязанность; «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь поже­лать, чтобы она стала всеобщим законом... поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству». Именно долг перед человечеством и перед своей совестью заставляет нас вести себя нравственно.

В философии Канта нравственное слито с идеей религиозного, божественного. По Канту, согласно идеалу веры, церковь есть все­общее и необходимое нравственное единение всех людей. Она пред­ставляет собой царство Божие на земле.

В своем учении о праве Кант развивал идеи, выдвинутые французскими просветителями. Это прежде всего признание необходи­мости уничтожения всех форм личной зависимости, утверждение личной свободы и равенства всех людей перед законом, ликвидация всех юридических привилегий. Юридические законы он выводил из нравственных, а те и другие носили у него априорный характер, подчинялись чистому практическому разуму.

В учении о государстве Кант развивал идеи Ж.Ж. Руссо, в част­ности, идею народного суверенитета. Источником суверенитета он считал не народ, а монарха, отрицая право судить главу государства, который «не может поступать не по праву». Следуя идеям Вольтера, Кант признавал Право на свободное высказывание своего мнения, ограничивая его, однако, необходимостью гражданского и полити­ческого повиновения властям, без чего немыслимо само существо­вание государства: «Рассуждайте сколько угодно и о чем угодно, но повинуйтесь».

Во взглядах на отношения между государствами Кант выступал против  неправового состояния этих отношений, против господства на международной арене права сильного. Выход из такого состояния он видел в создании равноправного союза народов, задача которо­го — оказывать помощь государствам при нападении извне. Сущест­вование такого союза — залог жизнеспособности человечества в целом. Неотъемлемой частью всей философской системы Канта яв­ляется идея вечного мира. Хотя эту идею сам он считал нереализуе­мой, однако полагал, что союз государств может приблизить чело­вечество к осуществлению такого идеала.

Кант размышлял о будущей участи человечества. По его мне­нию, конец всего сущего может быть троякого рода: 1) естествен­ный, соответствующий моральным целям божественной мудрос­ти; 2) сверхъестественный — под воздействием причин, нашему по­ниманию недоступных; 3) противоестественный, который «мы вы­зовем сами вследствие неправильного понимания конечной цели».

КАРНАП Рудольф (1891—1870) — австрийский философ-неопозитивист, ведущий представитель аналитической философии, член Венского кружка. Считал все предложения философского со­держания бессмысленными, так как они не могут быть верифици­рованы, сведены к атомарным высказываниям. В русле идей линг­вистического позитивизма разработал теории индуктивной логики, модальной логики и др.

 

КИРЕЕВСКИЙ Иван Васильевич (1806—1856) — один из ведущих славянофилов в России. Отрицал западную цивилизацию, нарушив­шую естественный ход исторического процесса, выдвигал идею самобытного пути России, которая должна указать направления раз­вития всему человечеству. Развивал учение о «внутреннем средото­чии духа» как условии жизни человека и общества. Социальным ус­ловием самобытной жизни России считал, как и другие славянофи­лы, русскую общину.

 

КЛЕАНФ — древнегреческий ранний стоик, сириец.

 

КЛЕОБУЛ — один из семи древнегреческих мудрецов (по Диогену Лаэрцию), современник Фалеса. Ему принадлежат изречения:

Будь любослух, а не многослов.

В достатке не заносись, в нужде не уничижайся.

 

КОНДОРСЕ Жан Антуан (1743—1794) — французский философ-просветитель, математик, социолог, политический деятель. Указывал на важное значение материальных и политических факторов в разви­тии общества. Неравенство в политических правах в определенных ситуациях может привести к революции. Кондорсе считал, что че­ловеческий прогресс подчинен определенным общим законам, зна­ние которых помогает предвидеть его направленность и ускорять дальнейшее развитие.

Он полагал, что в основе истории лежит безграничное совершенствование знаний. Способность человека к совершенствова­нию, писал Кондорсе, действительно безгранична.

 

КОНТ Огюст (1798—1857) — французский философ, один из основоположников позитивизма и социологии (именно он ввел в науч­ный оборот термин «социология»). На воззрения Конта непосред­ственное влияние оказал А. Сен-Симон, секретарем которого он был в течение ряда лет.

Позитивизм (положительная философия), по Конту, может стать единственной твердой основой для социальной организации, бла­годаря которой прекратится кризис, так долго испытываемый наи­более цивилизованными нациями. Произвести «соединение умов в едином общении принципов» и через это доставить «твердую основу для социальной реорганизации и для действительно нормального порядка вещей» и составляет назначение позитивизма.

В рамках позитивизма Конт разрабатывал идею трех стадий интеллектуальной эволюции человечества, которыми определяется все развитие общества. На первой, теологической стадии все явле­ния объясняются на основе религиозных представлений. Вторая стадия — метафизическая, она заменяет сверхъестественные факто­ры в объяснении природы различного рода сущностями, причинами и иными метафизическими категориями. Основная задача этой ста­дии — критическая, разрушительная. Она подготавливает третью и последнюю стадию — позитивную, т.е. научную стадию, на основе которой возникает настоящая наука об обществе, содействующая его реальной организации, — позитивная философия, имеющая своим средоточием социологию. Социологию Конт разделял на со­циальную статику и социальную динамику. Человек в «практической социологии» Конта рассматривался не как отдельно взятый инди­вид, не как изолированный атом, а в контексте всего Человечества как огромного организма, составленного из совокупности ушедших, ныне живущих и будущих поколений людей.

 

КОПЕРНИК Николай (1473—1543) — великий польский ученый эпо­хи Возрождения, один из основоположников нового периода раз­вития научного знания.

 

КСЕНОФАН из Колофона (ок. 565—473 до н.э.) — древнегреческий философ и поэт, учитель Парменида.

Философские воззрения Ксенофана особо значимы для нас по­тому, что он стоял и во главе монотеистов, и во главе скептиков. Именно из его уст вырвался крик отчаяния: ничего нельзя знать достоверно! Он посеял семена скептицизма, которые прорастают на ниве всей последующей истории философии.

Впервые именно Ксенофан осуществил разделение видов знания, сформулировав проблему соотношения «знания по мнению» и «зна­ния по истине». Показания чувств дают не истинное знание, а лишь мнение, видимость: «над всем царит мнение», «людям не истина, а лишь мнение доступно», утверждает мыслитель.

 

КЬЕРКЕГОР Серен (1813—1855) — датский теолог, философ, представитель философии жизни и писатель, считается родоначаль­ником экзистенциализма.

Он отрицал единое идеальное начало мира, — будь то воля, разум или что-либо другое из области абсолютизированных моментов со­знания. Кьеркегор выдвинул идею «экзистенциального мышления», отражающего внутреннюю духовную жизнь личности с ее интимны­ми переживаниями: именно такое мышление только и может быть подлинно конкретным, имеющим настоящий человеческий смысл. В силу этого человек не может относиться к реальности как к чему-то объективному как таковому, не «затронутому» человеческой субъек­тивностью. Вместе с тем в центре внимания Кьеркегора неустойчи­вость человеческого бытия, его обреченность на смерть, такие понятия, как страх, сомнение, трепет и т.д.

Кьеркегор исходил из того, что у каждой эпохи свои умонастрое­ния, свои особые моральные принципы и «своя безнравственность». Безнравственность своей эпохи он усматривал в том, что всякое индивидуальное «забывается в общем». Индивид Кьеркегора самоце­нен и возвышен, но он же — одинок и беспомощен в этом мире, как узник, бьющийся в камере-одиночке.

Возвышающая идею человека личностная интуиция привела фи­лософа к апологии страха, для преодоления которого и утешения необходимо религиозное общение с Богом. Не приняв межчелове­ческое общение за возможную форму выхода из личностного оди­ночества, Кьеркегор возвращается в лоно христианской религии, в которой Бог также обладает личностной формой. Кьеркегор про­тивопоставил веру разуму как начало полностью иррациональное, коренящееся в воле, которая трактовалась им как предшествующий всякому разуму корень человеческого бытия.

 

к к чему-то объективному как таковому, не «затронутому» человеческой субъек­тивностью. Вместе с тем в центре внимания Кьеркегора неустойчи­вость человеческого бытия, его обреченность на смерть, такие понятия, как страх, сомнение, трепет и т.д.

Кьеркегор исходил из того, что у каждой эпохи свои умонастрое­ния, свои особые моральные принципы и «своя безнравственность». Безнравственность своей эпохи он усматривал в том, что всякое индивидуальное «забывается в общем». Индивид Кьеркегора самоце­нен и возвышен, но он же — одинок и беспомощен в этом мире, как узник, бьющийся в камере-одиночке.

Возвышающая идею человека личностная интуиция привела фи­лософа к апологии страха, для преодоления которого и утешения необходимо религиозное общение с Богом. Не приняв межчелове­ческое общение за возможную форму выхода из личностного оди­ночества, Кьеркегор возвращается в лоно христианской религии, в которой Бог также обладает личностной формой. Кьеркегор про­тивопоставил веру разуму как начало полностью иррациональное, коренящееся в воле, которая трактовалась им как предшествующий всякому разуму корень человеческого бытия.