Типология Д.М. Бернса

.

Типология Д.М. Бернса

Д.М. Бернс в качестве критерия своей типологии лидерства брал взаимоотношения лидеров и ведомых, то есть, людей с различным властным потенциалом и разной мотивацией. Он различал два типа такого взаи­модействия и, соответственно, два типа лидерства: «трансформационное» и «трансдейственное».

«Трансформационное лидерство» имеет место в случае, когда индивиды в процессе взаимодействия как бы поднимают друг друга на более высокий мотивационный уровень, что отражается как в поведении, так и в этических ожиданиях и лидера, и ведомых. Это — динамичное лидерство, в ходе которого лидер форми­рует мотивы, ценности и цели ведомых. Они же, в свою очередь, начинают действовать активнее и эффектив­нее. Лидеры выполняют образовательную функцию, формируя и изменяя мотивы, ценности и цели подчиненных. Процесс такого «трансформационного ли­дерства» предполагает, что, независимо от возможного первоначального различия интересов, индивиды реаль­но или потенциально объединяются для достижения некой высшей цели, реализация которой требует серь­езного изменения и интересов, и поведения как лиде­ра, так и ведомых.

Д.М. Берне различал следующие виды трансфор­мационного лидерства:

а) интеллектуальное — своеобразный аналитико-нормативный ответ на насущные нужды обще­ства. Это лидерство может генерироваться толь­ко внутри общества, катализатором же, который конвертирует обобщенные нужды в специфи­ческие интеллектуальные идеалы, является кон­фликт (примеры: Робеспьер, Дж. Мэдисон, В. Вильсон, Ф.Д. Рузвельт);

б) реформаторское — лидерство одновременно «трансдейственное» по процессу и результату (об этом дальше) и «трансформационное» по духу. Это достаточно неблагодарное лидерст­во, так как типичные реформаторы, в целом, обычно принимают существующие социально-политические структуры и отталкиваются от них, что ведет к компромиссному и инерцион­ному реформированию уже существующих ин­ститутов. В конечном итоге, в принципе, «ко­ренные изменения совершаются политиками, чьи политические амбиции преграждаются реформами»;

в) революционное: не будем описывать общеизве­стные функции и цели лидеров-революционе­ров. Остановимся на политико-психологиче­ских характеристиках лидерства такого типа. Это абсолютная преданность делу, сильное чувство призвания, обращение к нуждам и ожиданиям масс, драматичный конфликт, иде­ал переустройства общества в лидерском ва­рианте, «черно-белое» видение мира («вера в ангелов, дьяволов и Спасение») и т. д. Для ре­волюции необходим «пророк» а также инсти­туциональная поддержка и коллективное ли­дерство;

г) героическое = харизматическое по М. Веберу. Это лидерство отличается верой в личность лидера независимо от его качеств, опыта и кон­кретных взглядов. Для него типична уверен­ностью в способности лидера преодолевать препятствия и разрешать кризисы, готовность делегировать ему власть в кризисное время; прямая массовая поддержка (аплодисменты, письма и т. п.) и отсутствие конфликта между лидером и ведомыми. Люди проектируют свои эмоции, агрессивность, страхи и надежды на социальный объект в поисках хотя бы символи­ческого разрешения своих проблем. Индивидам нужен лидер для идентификации с кем-либо более могущественным, чем они, а лидеру нуж­ны ведомые для удовлетворения своих личных мотивов. Именно герои символизируют идеи и персонифицируют движения.

«Героическое лидерство» обычно возникает в кри­зисные времена, когда на фоне массового политико-пси­хологического отчуждения и социальной атомизации перестают, распадаясь, функционировать институцио­нальные механизмы разрешения конфликтов, власть теряет свою прежнюю легитимность, а прежние тради­ции резко ослабевают. Эта мысль Бернса аналогична уравнению, приведенному Д. Растоу:

 

Л (легитимность) =  традиционная Л + рациональная Л + харизматическая Л

Чтобы сумма осталась неизменной, уменьшение одного слагаемого должно компенсироваться возраста­нием других: в кризисное время лидеру необходима повышенная харизматическая легитимность.

«Трансдейственное» лидерство возникает в случае, когда один человек проявляет инициативу в контактах с другими с целью обмена ценностями (экономически­ми, политическими, психологическими и т. д.). Такие отношения напоминают сделку и прекращаются после достижения сторонами необходимых целей, так как лидера и ведомых в таких случаях не объединяют ни­какие более высокие идеалы.

Д.М. Берне рассматривал несколько типов подоб­ного лидерства:

а) лидерство мнений, целями которого являются мобилизация мнений через обращение к жела­ниям и потребностям граждан, агрегация этих мнений и их выражение на выборах;

б) групповое лидерство, осуществляющееся одно­временно в интересах и лидера, и группы. В этих случаях лидер помогает группе так осознать свои потребности, формирует ожидания и фор­мулирует требования, что становится лидером даже не конкретной малой группы, а целой груп­пы интересов;

в) партийное лидерство, при котором лидер стре­мится мобилизовать определенные социальные, экономические и психологические ресурсы для удовлетворения требований своих ведомых. Такое лидерство является «трансдейственным», но в нем заложен и серьезный «трансформационный» потенциал;

г) законодательное лидерство, которое выпол­няет функции своеобразного мониторинга, «инициативы трансдействий», разрешения противоречий и как бы сортировки политиче­ского «дебета» и «кредита». Д.М. Берне выде­ляет следующие роли «законодательного типа лидера» (естественно, что это — «чистые» ро­ли, и каждый политик может исполнять не­сколько таких ролей одновременно):

• идеолог — выступает за доктрины, которые могут быть широко поддержаны в конкрет­ном, определенном округе, или же каким-либо конкретным меньшинством электо­рата;

• трибун — рассматривает себя в качестве представителя жителей своего округа, или же всего населения, и «связующего звена» между правительственными действиями и ожиданиями граждан. «Трибуны» считают себя знатоками и защитниками обществен­ных интересов, нужд и требований;

• карьерист — рассматривает свою карьеру в законодательном органе как самоценность и как ступеньку к более высокому посту;

• парламентарий — выполняет одну или сразу обе следующие роли: а) специалист (эксперт в области парламентских процедур) и б) институционалист (стремящийся к сохранению парламентского института в целом);

• брокер — считает, что он играет «необходи­мую роль посредника» между антагонистиче­скими законодателями, балансируя интересы всех сторон, усмиряя конфликт и создавая «законодательное единство»;

• верноподданный — доверенное лицо сильной партии;

• генерализаторы (стратеги) — работают над широкой программой, обычно партийной;

• специалисты по политике —- концентри­руют свое внимание обычно на одной про­блеме;

д) исполнительное лидерство — выделяется в самостоятельный тип, так как не имеет надеж­ной политической и институциональной под­держки, а зависит, в основном, от личности лидера (его таланта, характера, престижа) и бюрократических ресурсов (кадры и бюджет). Если партийные лидеры могут мобилизовать широкую политическую поддержку и активи­зировать политические настроения в пользу партии, то парламентские лидеры могут опи­раться на парламент и свои округа, а в арсе­нале инструментов исполнительных лиде­ров — обращение к общественному мнению при невозможности его формирования, акти­визации и направления в нужное русло. Ис­полнительное лидерство необходимо в кри­зисных ситуациях, так как оно наиболее эффективно при достижении краткосрочных и конкретных целей.

редника» между антагонистиче­скими законодателями, балансируя интересы всех сторон, усмиряя конфликт и создавая «законодательное единство»;

• верноподданный — доверенное лицо сильной партии;

• генерализаторы (стратеги) — работают над широкой программой, обычно партийной;

• специалисты по политике —- концентри­руют свое внимание обычно на одной про­блеме;

д) исполнительное лидерство — выделяется в самостоятельный тип, так как не имеет надеж­ной политической и институциональной под­держки, а зависит, в основном, от личности лидера (его таланта, характера, престижа) и бюрократических ресурсов (кадры и бюджет). Если партийные лидеры могут мобилизовать широкую политическую поддержку и активи­зировать политические настроения в пользу партии, то парламентские лидеры могут опи­раться на парламент и свои округа, а в арсе­нале инструментов исполнительных лиде­ров — обращение к общественному мнению при невозможности его формирования, акти­визации и направления в нужное русло. Ис­полнительное лидерство необходимо в кри­зисных ситуациях, так как оно наиболее эффективно при достижении краткосрочных и конкретных целей.