ДИАЛЕКТИКА РАЗВИТИЯ ГРУППОВОГО СОЗНАНИЯ: «ГРУППА В СЕБЕ» И «ГРУППА ДЛЯ СЕБЯ»

.

ДИАЛЕКТИКА РАЗВИТИЯ ГРУППОВОГО СОЗНАНИЯ: «ГРУППА В СЕБЕ» И «ГРУППА ДЛЯ СЕБЯ»

Диалектика развития социально-группового созна­ния и, на его базе, групповой идеологии как своего рода группового универсума рассматривается в соответствии с классической гегелевской формулой: от «группы в себе» — к «группе для себя» (у Ф. Гегеля это диалекти­ка превращения: «вещь в себе» — в «вещь для себя»).

«Группа в себе» — это такой уровень развития, когда группа в целом и ее представители, уже выпол­няя в обществе определенные функции и объективно существуя как влиятельный класс или определяющая страта в системе социально-экономических отноше­ний, еще не могут политически осознать этой роли и своего особого политического положения и действо­вать в соответствии с этим. Классический пример «группы в себе» — это буржуазия на закате феодаль­ного строя, когда реальные деньги уже принадлежа­ли, скажем, ростовщикам, а номинальная власть все еще была у обнищавших аристократов, по ночам хо­дивших к этим самым ростовщикам закладывать фа­мильные реликвии. Естественно, что рано или поздно у «группы в себе» начинает появляться желание стать «группой для себя» — то есть, так изменить социаль­ный и политический порядок, чтобы и номинальная по­литическая власть стала принадлежать тем, кому уже принадлежит реально власть экономическая — в дан­ном случае, новому буржуазному сословию, Тогда и на­чинается процесс превращения «группы в себе» в «группу для себя».

«Группа для себя» — это такой уровень развития, при котором группа или, по крайней мере, значитель­ная часть ее представителей уже осознают особенно­сти положения и роль своей группы в обществе, и на­чинают активно участвовать в социальных, прежде всего политических процессах, направленных на изме­нение общественного устройства в соответствии с по­требностями, интересами, ценностями данной группы. Например, постепенно готовят и, рано или поздно, осу­ществляют политический переворот — в рамках уже избранного примера, буржуазную революцию. Тогда взявшие власть представители новой большой социаль­ной группы меняют весь социально-политический по­рядок, создавая для своей группы наиболее удобные условия политического господства. «Группа для себя» создает и общественное устройство для себя, и политические структуры, институты — в целом, государст­во для себя. Соответственно, все это закрепляется в со­ответствующей правовой системе. Практически, вся динамика смены государственно-политических и пра­вовых устройств в истории человечества была и оста­ется сменой форм господства тех или иных больших социальных групп.

Теоретически, если продолжить формулу гегелев­ской диалектики, помимо этапов «группы в себе» и «группы для себя», возможен и третий этап — «груп­па для других». Согласно еще старой логике социа­листов-утопистов, это могло бы вести к появлению го­сударства «всеобщего благоденствия», когда некая большая социальная группа, осознав свою взаимозави­симость с другими социальными группами, отказалась бы от установления своего монопольного политическо­го господства и перешла к принципиально новому эта­пу построения «общенародного государства». Такая цель декларировалась марксистами в виде создания социального устройства для всех трудящихся классов с постепенным стиранием граней и различий между ними, сменяющего «диктатуру пролетариата» (пре­дельная форма господства «группы для себя») и ведущего, в перспективе, к самоуничтожению, в ходе этого процесса, пролетариата как класса, к полному отмиранию классов и государства как формы классово­го устройства общества. Однако такая схема так и осталась на уровне идеологических деклараций.

Практический переход к ней означал бы реальную многоукладность экономики, социальный плюрализм и подчинение политического государства гражданско­му обществу — то есть, ликвидацию монополии власти партийной элиты одной из больших социальных групп, к чему она оказалась не готова. На практике, ближе всего к таким идеям находятся социал-демократиче­ские идейно-политические конструкции.

денствия», когда некая большая социальная группа, осознав свою взаимозави­симость с другими социальными группами, отказалась бы от установления своего монопольного политическо­го господства и перешла к принципиально новому эта­пу построения «общенародного государства». Такая цель декларировалась марксистами в виде создания социального устройства для всех трудящихся классов с постепенным стиранием граней и различий между ними, сменяющего «диктатуру пролетариата» (пре­дельная форма господства «группы для себя») и ведущего, в перспективе, к самоуничтожению, в ходе этого процесса, пролетариата как класса, к полному отмиранию классов и государства как формы классово­го устройства общества. Однако такая схема так и осталась на уровне идеологических деклараций.

Практический переход к ней означал бы реальную многоукладность экономики, социальный плюрализм и подчинение политического государства гражданско­му обществу — то есть, ликвидацию монополии власти партийной элиты одной из больших социальных групп, к чему она оказалась не готова. На практике, ближе всего к таким идеям находятся социал-демократиче­ские идейно-политические конструкции.