Не философия - методология - наука, а наоборот

.

Не философия - методология - наука, а наоборот

В этой связи поучительно рассмотрение претензий философии на так называемую методологическую функцию по отношению к науке. В нашем столетии даже оформился самостоятельный философский дисциплинарный сектор — так называемая методология науки. Полагалось, что философия задает некие матрицы осмысления действительности, руководствуясь которыми, естественники могли получать осмысленные истинные знания о реальности. В 1970-е годы такая ориентация проявилась в бурной активности «методологов» и росте публикаций, посвященных философии как логике и методологии науки. Однако, очень скоро выяснилось, что «методологическая функция» философии интересует только самих философов и осуществляется всегда вслед, вдогонку научному познанию но никак не предшествует ему.

Сами ученые, как естественники так и обществоведы проявляют весьма слабый интерес к методологическим построениям философов, труды методологов, да и философов вообще читают отнюдь не приступая к исследованию, а только после него, с целью осмысления уже полученных результатов, в лучшем случае — для оправдания и обоснования уже полученных результатов и сформулированных концепций.

Философия, как всякое рациональное осмысление, есть позднейшая рационализация пройденного пути. Она объясняет смысл ситуации, в которой находится субъект — не более. Но и не менее.

Вектор связи философии и науки оказался направленным с точностью до наоборот: не от философии к науке, а от науки к философии. Не наука следует за философией, а философия за наукой, занимаясь сплошь и рядом поздними рационализациями научных результатов. Задача философии и методологии — отнюдь не задание канонического руководства к действию, а осмысление научного факта или теории, их «упаковка» в конкретную культуру. Если философия и оказывает воздействие на науку, то не непосредственно, а чрезвычайно опосредованно: через популяризацию, систему образования, публицистику, СМИ, т.е. через общую систему культурных процессов и функционирования культуры общества в целом. В этой-то системе и необходима «методология науки» — как предварительный съем с научных полей философских «полуфабрикатов» культурных смыслов.

Из этого обстоятельства можно сделать вывод, принципиально важный для нашего дальнейшего рассмотрения: наука является одним из важнейших культурных полей, с которых снимается урожай философствования, с последующей его систематизацией профессиональными философами.

и, в которой находится субъект — не более. Но и не менее.

Вектор связи философии и науки оказался направленным с точностью до наоборот: не от философии к науке, а от науки к философии. Не наука следует за философией, а философия за наукой, занимаясь сплошь и рядом поздними рационализациями научных результатов. Задача философии и методологии — отнюдь не задание канонического руководства к действию, а осмысление научного факта или теории, их «упаковка» в конкретную культуру. Если философия и оказывает воздействие на науку, то не непосредственно, а чрезвычайно опосредованно: через популяризацию, систему образования, публицистику, СМИ, т.е. через общую систему культурных процессов и функционирования культуры общества в целом. В этой-то системе и необходима «методология науки» — как предварительный съем с научных полей философских «полуфабрикатов» культурных смыслов.

Из этого обстоятельства можно сделать вывод, принципиально важный для нашего дальнейшего рассмотрения: наука является одним из важнейших культурных полей, с которых снимается урожай философствования, с последующей его систематизацией профессиональными философами.