6.6.4. Феромоны

.

6.6.4. Феромоны

. -- вещества, выделяемые одним организмом и оказывающие влияние на поведение и физиологическое состояние других организмов. Классическим примером служит феромон самки шелкопряда, в крайне низких концентрациях побуждающий самца к полету в направлении источника феромона. Феромоны известны у разнообразных беспозвоночных и позвоночных животных. Они служат для маркировки территории,  участвуют в сексуальных и социальных взаимоотношениях (агрессия, доминирование и подчинение, спаривание, отношения родителей и потомства и др.). В отличие от простых пахучих веществ, реакции на которые зависят от обучения, жизненного опыта (один и тот же запах может ассоциироваться с разным у различных индивидов), восприятие феромонов является в основном врожденным, предполагающим стереотипную, часто видоспецифическую, гормональную и поведенческую реакцию.

Интересно, что повышение концентрации феромона может вести не к более интенсивной реакции  на него, а к качественно иной реакции. Это, впрочем, справедливо и в отношении обычных запахов, воспринимаемых обонянием. Так, слабый запах женского пота нередко выступает как атрактант (привлекательный стимул) для мужчин, что и воспето в литературных произведениях типа «Сон в начале тумана» Ю. Рытхеу. Более сильный запах, однако,  может вызывать противоположную реакцию.

Среди тысяч летучих веществ, выделяемых человеческим телом, вероятно, имеется несколько феромонов различного действия.  Они могут участвовать во взаимодействиях людей в малых группах, где созданы условия для непосредственного контакта участников. Феромонное взаимодействие между лидером и подчиненными может быть из причин того, что последние чувствуют себя счастливыми и спокойными вблизи харизматического  лидера. Лидер также, возможно, получает с феромонами дополнительную энергию в процессе «купания в массах». Страх и гнев распространяются в толпах людей по многим каналам коммуникации, но   предполагают и роль специфических летучих выделений людей соответствующего эмоционального состояния. Мужские и женские феромоны, вероятно, являются мощным химическим фактором сексуальных взаимодействий, хотя этот вопрос еще остается дискуссионным.

Феромоны человека, помимо обычного обоняния, могут воприниматься также другими системами, связанными с органом вкуса, тройничным и терминальным нервами. Но особый интерес представляет расположенный в полости носа парный вомероназальный орган (ВНО), слепая трубчатая структура, открывающаяся ства. В тексте шла речь также о нейрофизиологическом гомеостазе, предполагающем сбалансированные концентрации различных нейротрасмиттеров и – беря шире – сигнальных веществ вообще. Представляется, что понятие «нейрофизиологический гомеостаз» есть частный случай более общего понятия «внутренняя гармония». Здесь мы наталкиваемся на уже рассмотреный философский вопрос о коэволюционном взаимодействии не только между сигнальными агентами (и вообще разными модулями человеческого мозга, и в целом тела человека), но и между уровнями человека – в частности, между витальным (куда по сути относится наша «сома»), ментальным, духовным (см. 2.5.). В таком понимании «внутренняя гармония» и есть то, к чему стремится  человек на путях своего всестороннего, в том числе религиозного, развития.

 

Нервная система – координатор деятельности всех органов и систем организма. Она контролирует репертуар социального и политического поведения человека. По убеждению Р. Мастерса, все серьезные теории, объяснявшие человеческое поведение в приложении к политике, опирались на ту или иную модель нервной системы. Мозг, как и вся нервная система, представляется совокупностью блоков, выполняющих определенные комплексы функций. К числу самых крупных модулей мозга относятся: рептилиальный мозг, лимбическая система, неокортекс (новая кора), которые последовательно формируются в ходе эволюции. Политическая деятельность во многом опирается на эволюционно примитивные формы социального поведения (поведение возбужденнной толпы порой столь «неразумно», что напоминает поведение скопления существ, имеющих лишь рептилиальный модуль, и то в неразвитой форме). Биополитики обращают внимание на политически важные функции лобных долей мозга и на значение асимметрии его полушарий. Поведенческие возможности человека в существенной мере зависят от концентраций нейротрансмиттеров (серотонин, дофамин, норадреналин и др.). Дефицит серотонина, например, вызывает депрессию и ослабление контроля над импульсами, что имеет криминогенное значение. Идеологии различного толка оказываются эффективными – находят много сторонников – если они способствуют достижению внутреннего гомеостаза -- чувства уверенности в себе, осмысленности  жизни, участия в важном для общества деле и др.  Одним из аспектов внутреннего гомеостаза является достижение оптимального уровня нейротрансмиттеров.

 

. К числу самых крупных модулей мозга относятся: рептилиальный мозг, лимбическая система, неокортекс (новая кора), которые последовательно формируются в ходе эволюции. Политическая деятельность во многом опирается на эволюционно примитивные формы социального поведения (поведение возбужденнной толпы порой столь «неразумно», что напоминает поведение скопления существ, имеющих лишь рептилиальный модуль, и то в неразвитой форме). Биополитики обращают внимание на политически важные функции лобных долей мозга и на значение асимметрии его полушарий. Поведенческие возможности человека в существенной мере зависят от концентраций нейротрансмиттеров (серотонин, дофамин, норадреналин и др.). Дефицит серотонина, например, вызывает депрессию и ослабление контроля над импульсами, что имеет криминогенное значение. Идеологии различного толка оказываются эффективными – находят много сторонников – если они способствуют достижению внутреннего гомеостаза -- чувства уверенности в себе, осмысленности  жизни, участия в важном для общества деле и др.  Одним из аспектов внутреннего гомеостаза является достижение оптимального уровня нейротрансмиттеров.