4. Эволюционная парадигма

.

4. Эволюционная парадигма

Мир динамики, классической или квантовой, — мир обратимый. В гл. 8 мы уже отмечали, что в таком мире эволюция невозможна; «информация», представимая в динамических структурных единицах, остается постоян­ной. Тем большее значение имеет открывающаяся те­перь возможность установить эволюционную парадигму в физике, причем не только на макроскопическом, но и на всех уровнях описания. Разумеется, для этого необ­ходимы особые условия: мы видели, что сложность си­стемы должна превышать определенный порог. Впрочем, необычайная важность необратимых процессов свиде­тельствует о том, что большинство рассматриваемых нами систем удовлетворяет этому требованию. Приме­чательно, что восприятие ориентированного времени возрастает по мере того, как повышается уровень био­логической организации и достигает, по-видимому, куль­минационной точки в человеческом сознании.

Насколько велика общность этой эволюционной па­радигмы? Она охватывает изолированные системы, эволюционирующие к хаосу, и открытые системы, эво­люционирующие ко все более высоким формам слож­ности. Неудивительно, что метафора энтропии соблазни­ла авторов некоторых работ по социальным и экономи­ческим проблемам. Ясно, что, применяя естественно­научные понятия к социологии или экономике, необхо­димо соблюдать осторожность. Люди — не динамические объекты, и переход к термодинамике недопустимо фор­мулировать как принцип отбора, подкрепляемый дина­микой. На человеческом уровне необратимость обретает более глубокий смысл, который для нас неотделим от смысла нашего существования. С этой точки зрения важно отметить, что во внутреннем ощущении необра­тимости мы не усматриваем более субъективное впечат­ление, отчуждающее нас от внешнего мира, а видим в нем своего рода отличительный признак нашего уча­стия в мире, находящемся во власти эволюционной па­радигмы.

Космологические проблемы известны своей необычай­ной трудностью. Мы до сих пор не знаем, какую роль играла гравитация на ранних этапах развития Вселен­ной. Возможна ли формулировка второго начала, вклю­чающая в себя гравитацию, или между термодинамикой и гравитацией существует своего рода диалектический баланс? Необратимость заведомо не могла бы появить­ся внезапно в мире с обратимым временем. Происхож­дение необратимости — проблема космологическая, и для решения ее необходимо проанализировать развитие Вселенной на ранних стадиях. Мы ставим перед собой более скромную задачу. Что означает необратимость сегодня? Как она связана с положением, которое мы за­нимаем в описываемом нами мире?

ь как принцип отбора, подкрепляемый дина­микой. На человеческом уровне необратимость обретает более глубокий смысл, который для нас неотделим от смысла нашего существования. С этой точки зрения важно отметить, что во внутреннем ощущении необра­тимости мы не усматриваем более субъективное впечат­ление, отчуждающее нас от внешнего мира, а видим в нем своего рода отличительный признак нашего уча­стия в мире, находящемся во власти эволюционной па­радигмы.

Космологические проблемы известны своей необычай­ной трудностью. Мы до сих пор не знаем, какую роль играла гравитация на ранних этапах развития Вселен­ной. Возможна ли формулировка второго начала, вклю­чающая в себя гравитацию, или между термодинамикой и гравитацией существует своего рода диалектический баланс? Необратимость заведомо не могла бы появить­ся внезапно в мире с обратимым временем. Происхож­дение необратимости — проблема космологическая, и для решения ее необходимо проанализировать развитие Вселенной на ранних стадиях. Мы ставим перед собой более скромную задачу. Что означает необратимость сегодня? Как она связана с положением, которое мы за­нимаем в описываемом нами мире?