< <Институциональные аспекты социальных инноваций в постсоветских экономиках
главная :: экономика :: право :: сертификация :: учебники :: поиск
Каталог статей

К.э.н. Набатова О.А.

Национальный университет «Юридическая академия Украины им. Ярослава Мудрого», Украина

Институциональные аспекты социальных инноваций в постсоветских экономиках

Социальные инновации – очень широкое понятие, охватывающее и ломающие традицию эволюционные изменения, и преобразующие общество новые идеи, и проектную деятельность людей, создающую новые цели и структуры. Со второй половины ХХ века в развитии мирового хозяйства наблюдается устойчивая зависимость экономики от характера социальных отношений и инноваций в их сфере. Эта зависимость очень остро ощущается и в постсоветских экономиках, возможности модернизации которых оказались в жестких социально-институциональных рамках.

Проблемы социальных инноваций привлекают внимание многих ученых стран СНГ, среди которых: Н. Басов, Л. Бойко-Бойчук, В. Гольберт, А. Докторович, Т. Заславская, С. Калюгина, И. Москалев, Р. Нуреев, В. Романов, В. Федотова, Л. Федулова, Ю. Яковец, Е. Ясин и др.

Поскольку социальная инновация – это не только конечный результат творческой деятельности, но и процесс изменения качественных характеристик и механизмов функционирования социально-экономической системы, процесс преобразования новаций в социокультурные нормы и модели поведения, их институционализации и интернализации, то возникает необходимость исследования институциональной составляющей инновационной деятельности. Целью данной работы является анализ институциональных аспектов, определяющих направленность, эффективность, ограничения и последствия макроуровневых социальных инноваций в трансформационных экономиках.

В широком понимании социальные инновации – это нововведения в социальной сфере, которые способствуют разрешению противоречий, возникающих в условиях неоднородного и нестабильного общественного развития, сосуществования разных аксиологических систем, усиления процессов социальной мобильности, когда многие из традиционных форм и методов обеспечения социальных гарантий оказались несостоятельными [1].

По причинам и содержательным источникам различают естественно-исторические (органические) и проектные социальные инновации [2]. Первые возникают естественным путем как следствие общественной самоорганизации и обеспечивают развитие социально-экономической системы, согласование и консолидацию ее основных компонентов. Проектные инновации инициируются субъектами управления, а их обоснованность определяется степенью их соответствия закономерностям развития экономики и общества. Так, например, развитие капитализма можно считать одной из глобальных естественно-исторических инноваций, которая рассматривается как слом тенденций развития традиционных обществ в точках бифуркации и переход социальных систем на новый уровень. В свою очередь, социал-демократия стала проектной инновацией Запада, направленной на одновременное преодоление «провалов» капитализма в сфере обеспечения социальной справедливости и социализма в области предоставления свободы [3]. Гармоничное сочетание социальных инноваций обоих типов является необходимой предпосылкой общественного развития и ключевой задачей социально-экономического управления.

Институционализация естественноисторических инноваций представляет собой кристаллизацию, стандартизацию и формализацию определенных моделей поведения, характеризующих разнообразные процессы становления и генезиса институтов. Она включает три стадии: селекцию – преимущественно неформализованный отбор среди собственных социальных нововведений и заимствованных культурных образцов; адаптацию – приспособление новаций к специфике существующей социально-экономической структуры; интеграцию – формализацию уже адаптированных социальных практик, превращение их в традиционные для данного общества явления [2].

Что касается проектных социальных инноваций, то тут формальные процедуры, как правило, предшествуют началу реальных инновационных процессов. Проектные инновации можно рассматривать как процесс преобразования нововведений в социокультурные нормы и образцы поведения. Их институционализация проходит четыре фазы: зарождение – появление новаторской идеи; идентификация – распространение инновации, которая в дальнейшем может стать ограниченной (латентная инновация), признанной девиацией (подавленная новация) или признанной инновацией (принятая новация); утверждение – возникновение институциональных изменений в социальной системе, обеспечивающих утверждение инновации; рутинизация – традиционализация инновации [4, с. 196-197].

Таким образом, развитие инновационных процессов оказывает значительное влияние на институциональную структуру: следствием социальных инноваций может стать как появление новых, так и эрозия ранее существовавших институтов. Вместе с тем, в трансформирующемся обществе актуализируется и обратная взаимосвязь – влияние уровня институционализации экономики и общества на скорость и глубину инновационного процесса. Несоответствие инновационных практик существующим институциональным формам порождает институциональные разрывы, результатами которых становятся диффузия контрсоциальных инноваций; деинституционализация или вытеснение формальных институтов неформальными в некоторых сферах человеческой деятельности; имитация инноваций, замещение инновационной активности примитивной адаптацией.

Основными институциональными ограничениями социально-инновационного процесса в постсоветских странах стали:

- телеологический (в отличие от генетического) характер институциональных преобразований, импорт формальных институтов. Поскольку организационно-правовые формы возникли раньше соответствующих социально-психологических сдвигов в массовом сознании, одни инновации, активно насаждаемые «сверху», осваивались обществом чрезвычайно болезненно и сопровождались существенными социальными потерями, другие были адаптированы лишь формально, третьи – отторгнуты;

- негативная социальная самоорганизация как следствие игнорирования институционального наследия предыдущей системы, необоснованной веры в способности свободного рынка к саморегулированию. Сохранившиеся неформальные институты советского общества способствовали консервации привычных алгоритмов действий и их адаптации к принципиально новым рыночным институтам лишь формально, без сущностных изменений. Ожидания, что при расширении свободы действий новые социально-экономические институты появятся и будут развиваться в результате спонтанной самоорганизации в духе эволюционного рационализма Ф. Хайека, не оправдались. Результатом самоорганизации, вышедшей из-под управленческого контроля, стала концентрация капитала у небольшой части населения без необходимого с ее стороны вклада в обеспечение социально-экономического развития страны и повышение уровня жизни резко обедневшего населения. При этом низкий уровень благосостояния населения стал важнейшим фактором, сдерживающим дальнейшие социальные инновации в направлении становления рыночных институтов;

- хаотичное образование большого числа антисоциальных институтов на первом этапе радикальных реформ, предполагавших стремительный переход от тотального государственного управления к либерализации политических и социально-экономических отношений. Распространение теневых или криминальных инновационных практик (в сферах организованной преступности, терроризма, коррупции и других видов т.н. социальной патологии) свидетельствует о том, что общество не нашло органичных институциональных способов обновления своей структуры и функций и стихийно склоняется к нелегитимным;

- формирование в обществе индивидуалистических установок, распространение оппортунистического поведения, актуализация частного интереса, не сбалансированного с интересами общества вследствие упадка коммунистической идеологии и отсутствия в нормативно-ценностной структуре общества универсальных рыночных ценностей. Индивидуализм без личной активности и ответственности, уменьшение плотности и устойчивости социальных связей, давление западной культуры потребительства существенно ограничивают возможности социально-инновационной деятельности.

Таким образом, сложившаяся институциональная среда препятствует формированию в Украине инновационного типа экономического развития. С одной стороны, проектные инновации сталкиваются с препятствиями, порождаемыми внутренне противоречивой институциональной структурой общества, неэквивалентностью социально-экономического обмена, доминированием частных интересов, не только не сбалансированных с интересами общества, но и зачастую противоречащих им, криминализацией общественных отношений, дефицитом политической воли, направленной на реализацию крупных инноваций именно в социальной сфере. С другой стороны, слабость гражданского общества, колоссальный уровень апатии в обществе, энтропия инновационного потенциала, множественные манипуляции общественным сознание, давление культуры консьюмеризма препятствуют естественно-историческому инновационному обновлению, реализации творческой энергии общественной самоорганизации, крайне необходимой для инновационного прорыва.

Литература:

1. Калюгина, С. Н. Инновации в социальной сфере организации: сущность, виды, отличительные характеристики [Электр. ресурс]. – Режим доступа : [сылка более недоступна}